stariy_voin (stariy_voin) wrote,
stariy_voin
stariy_voin

Category:

Роль и место предвидения в бою. История и современность.




...компьютер может лишь ограниченно, с допустимой погрешностью отражать ту часть оперативной и боевой обстановки, которая зависит только от формальных исходных данных, задаваемых количественно. А то, что предопределяется волей, интуицией и воинским искусством военачальников, морально-психологическим состоянием личного состава, уровнем тактической подготовки командиров не может быть подсчитано, ни одна модель сегодня не учитывает этого и учесть не может...


Генерал-майор Н. Фатеев. «РОЛЬ И МЕСТО ПРЕДВИДЕНИЯ В БОЮ. ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ»
 Рискую показаться нескромным, объясняя, почему я обратился к теме сегодняшнего моего выступления. Но как говорится, из песни слов не выкинешь. Я всегда восхищался суворовским девизом «Удивил – победил! » Еще обучаясь в училище, а потом и в военной академии им. М. В. Фрунзе (ВАФ), я старался вникнуть в суть полководческого дара предвидения. А в 1972 году моя работа «Роль и место предвидения в познавательной деятельности командира», представленная от военно-научного общества слушателей ВАФ на всесоюзный конкурс студенческих работ, посвященный 50-летию образования СССР, получила диплом I степени. С тех пор эта тема, и ее разработка и главное, ее реализация в службе и повседневной деятельности была со мной. Она была со мной и во время учебы в военной академии генерального штаба (АГШ) и в последующей службе на должности начальника штаба армии, и на должности начальника училища, и как видите, до сих пор не оставляет меня.




Фото: Николай Тимофеевич Фатеев, генерал-майор.


 А теперь по теме выступления. В головах военных ученых, давно живет идея создать модель, а еще лучше моделирующий комплекс, который выдавал бы в плане предвидения военачальнику оптимальные варианты выполнения поставленных боевых задач. Эта идея моделировать боевые действия первым пришла американцам в Пентагоне еще в те далекие 80-е, испытывающим напряжение от умственной работы в ходе принятия решений на боевые действия в районах своих жизненно важных интересов, где этот мировой жандарм, как раньше называли США, кстати, это справедливо и сегодня, вел военные действия. И тогда на помощь им пришла электронно-вычислительная техника. По заказам военных стали разрабатываться различные математические модели. Все планируемые тогда операции сначала моделировались и только после этого принимались решения об их подготовке и проведении. Кажется, все просто: вводишь исходные данные,
нажимаешь на кнопку и получаешь результат – несколько вариантов решения задачи, выбираешь лучший из них и начинаешь подготовку к проведению операции. И нет сомнений в правильности выбора, и бессонных ночей при продумывании замысла. И есть уверенность в понимании намерений противника, боевом духе своих войск и т. п. А быстрая и точная машина все продумает за вас и подскажет, что, как и в какой момент делать.







 Однако вот уже много лет усилия научной мысли бьются о стену желания, но реальных достижений в этой области нет и, на мой взгляд, объективно быть не может, поскольку мыслительный процесс человека, особенно интуицию, автоматизировать невозможно, по крайней мере, на нынешнем уровне развития электронной техники и высоких технологий. Тогда отечественные специалисты, занимающиеся разработками в данной сфере, поняли, как далеко продвинулись американцы в этой области. И наши военные ученые, не могли смириться с отставанием от передовой мысли в военном деле.                                                                           
 Конечно же, научно-исследовательские учреждения внесли свой посильный вклад в решение сложной задачи. Однако многочисленные разработки в этой области, как показала практика, оказались не востребованы в жизни, а использовались в основном для демонстраций военным руководителям различного уровня. И вот почему. Любая войсковая операция является практической реализацией искусства командующего, который единолично вырабатывает замысел и принимает решение. Ее подготовка и проведение включают множество сложных и многогранных процессов, которые должны быть в значительной степени описываемы с высокой точностью при помощи алгоритмов и средств математического обеспечения. 







 При этом учитывается много исходных данных в количественном выражении, как-то: боевой состав, уровень его подготовки, вооружение, техническая оснащенность противоборствующих сторон, физико-географические и метеорологические условия, а также многое другое. Однако некоторые вводимые данные невозможно описать количественно по объективным причинам. Это те данные, которые характеризуют субъективную, творческую деятельность человека. К ним относятся военное искусство командующих, уровень тактической подготовки командиров, морально-психологическое состояние личного состава и так далее. А учитываться могут только формальные данные. Поэтому на бумаге получалось гладко, особенно когда очень этого хотелось. Но на деле результаты действий группировок ВС США и ОВС НАТО в Ираке, Афганистане, Югославии (особенно) были весьма далеки от того, что выдавало моделирование. Так, операцию НАТО на Балканах планировалось закончить в течение трех дней, но военное искусство командования югославской армии, боевое мастерство и стойкость ее личного состава сорвали планы агрессоров, и на достижение поставленных целей натовцам понадобилось почти три месяца. Потому что при моделировании не были решены проблемы неформальных данных, существенно влияющих на достоверность оценки исхода операции.






 В алгоритмы моделирования закладывались типовые, шаблонные решения, пусть даже самые разнообразные, но стандартные, определенные заранее и не учитывающие интеллектуальную, творческую работу человека с учетом его нравственности и психологии. Да и современные события на Украине также демонстрируют бесплодность американских лекал, по которым ведутся боевые действия. Действительно, по результатам моделирования американских советников численно превосходящая карательная группировка ВСУ, имеющая все виды вооружения, должна была в течение месяца одержать победу над уступающим ей в личном составе и вооружении, но крепким духом и более сильным нравственно народным ополчением ДНР и ЛНР. Но этого не произошло. Та же история и в нынешней операции США и их союзников в Сирии. Вот вам и практическое применение моделирования операций…






 А что же у нас? Известные модели операций, созданные отечественными разработчиками, по сути, очень похожи на зарубежные аналоги и также не учитывают неформальные исходные данные.  Выработка замысла операции является творческим процессом, который свойствен только человеку, обладающему интеллектом, интуицией, способностью к нестандартным решениям. И я снова цитирую Александра Васильевича Суворова: «Удивил – победил». Это значит, что только тот, кто воюет не по шаблону, а с предвидением, имеет высокий боевой дух, силен нравственно, всегда одерживает победу над противником. Суворов провел 63 сражения и ни одного не проиграл. Если разработанные им замыслы операций смоделировать, то, например, под Рымником или Фокшанами согласно расчетным данным турки одержали бы победу, имея огромный численный перевес. Итальянский поход Суворова тоже закончился бы неудачно. Но гениальный полководец в условиях, крайне неблагоприятных для наших войск, всегда одерживал победу над противником независимо от его численного превосходства и преимущества в занимаемом положении. Потому что имел талант предвидения, воспитывал у подчиненных высокую нравственность и умел поддерживать высочайший воинский дух. Никакая модель не может заменить командира или рассчитать ему варианты решения, из которых следует выбрать наиболее приемлемый. Если командир принимает предлагаемый машиной вариант решения без оценки, он, юридически отвечая за свое решение, фактически его не имеет, а только использует машинную подсказку. То есть он полностью доверяет «оперативному искусству» разработчика модели, а не своему уму и воле, интуиции, полководческому таланту.







 Таким образом, компьютер может лишь ограниченно, с допустимой погрешностью отражать ту часть оперативной и боевой обстановки, которая зависит только от формальных исходных данных, задаваемых количественно. А то, что предопределяется волей, интуицией и воинским искусством военачальников, морально-психологическим состоянием личного состава, уровнем тактической подготовки командиров не может быть подсчитано, ни одна модель сегодня не учитывает этого и учесть не может. Таким образом, очевидно, что в противоборстве компьютера и полководца вывод на сегодня один: компьютеру далеко до Суворова! Кто-то скажет «пока - далеко», аргументируя это тем, что впереди ведь еще и создание искусственного интеллекта (ИИ). И это, правда, но ведь этот ИИ не может быть создан без глубочайшего анализа, исследования феномена интеллекта полководца. Так что, можно ли указать другую отрасль человеческой деятельности, где данные, из которых исходит планирующий и принимающий решения ум, были бы так сложны, многообразны и трудно обозримы, как данные об обстановке на войне? Вот почему бесценный опыт прославленных русских и советских полководцев остается в наше время поистине национальным достоянием и величайшим наследием русской и советской военной мысли.






 Именно это обстоятельство делает актуальной эту тему сегодня и ставит ее в ряд направлений, вносящих весомый вклад в дело подготовки будущих офицеров России 21 века.



Генерал-майор Н. Фатеев  инспектор МО РФ по ОСК ЦВО, член Совета Омского филиала РВИО.
Tags: Статьи, Фатеев
Subscribe

Posts from This Journal “Фатеев” Tag

promo stariy_voin july 23, 2016 00:01 11
Buy for 10 tokens
В 2014 году Омский кадетский корпус стал Воздушно - десантным. Но не всем известно что в этих старых стенах и ранее готовили будущих прославленных генералов и офицеров - десантников. Об одном из них, в предверии Дня Воздушно-десантных войск, повествуется в этой статье. Казанкин Александр…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments