stariy_voin (stariy_voin) wrote,
stariy_voin
stariy_voin

Военно-административное устройство Сибири в XVIII — середине XIX вв.


Управлять Сибирью — далекой и огромной «государевой вотчиной», включающей в состав государства все новые территории, на обычных началах было очень трудно, поэтому здесь рано сложилось областное деление (разряды), в известном смысле предварившее губернское управление XVIII века.
При проведении первой областной реформы (по указу от 18 декабря 1708 года) Петром I страна была поделена на восемь губерний (в том числе и Сибирскую) во главе с губернаторами. В состав Сибирской губернии, кроме всего Зауралья, вошли значительные части Вятской и Пермской губерний.





Сибирский приказ был преобразован в Московскую канцелярию Сибирской губернии с 1710 года и фактически перестал существовать.



В связи со снижением доходов, поступавших в казну из Сибири, правительство в 1730 году вновь учредило Сибирский приказ, подчинив его Сенату.
Вновь созданный Сибирский приказ ведал теперь только административными, финансовыми, торговыми и таможенными вопросами.



По указу от 15 декабря 1763 года Сибирский приказ был упразднен окончательно.
С упразднением Сибирского приказа (1710 год) было введено губернское управление с канцелярией. Губернским городом был обозначен Тобольск.





Ведение всех военных и гражданских дел возлагалось на губернаторов.
Губернатор обладал всей полнотой военной, административной, полицейской, судебной, финансовой и хозяйственной власти.
В 1711 году на губернаторов была возложена еще одна обязанность —проверять ход рекрутских наборов и производить осмотр рекрутов, отправляемых в полки. Губернатор и оба вице-губернатора назначались Верховным тайным советом (1726 — 1730 годы), а затем Кабинетом Ее Императорского Величества (1731 — 1741 годы) из кандидатов, представляемых Сенатом.


С 12 декабря 1741 года они стали назначаться Сенатом. С этого же времени Губернаторы полностью осуществляют функции управления войсками на месте, то есть ведают крепостями, расположенными на территории губернии, гарнизонами, проводят наборы, обеспечивают сбор средств по губернии на содержание войск и т. д.
Заметный след в Сибири оставил губернатор Ф. И. Соймонов (1757 — 1763 годы).




Фото: губернатор Фёдор Иванович Соймонов.



Отличаясь образованностью, честностью, вниманием к нуждам края, он организовал морскую школу в Нерчинске, добился постройки маяка и гавани на Байкале, укрепления Омской пограничной линии, прокладки главного сибирского тракта через Барабинскую степь, измерил фарватер реки Шилки, разведывал пути по Амуру, опубликовал несколько статей о Сибири.




Фото: Первый глава Сибирской Губернии Гагарин Матвей Петрович

Вместе с тем следует иметь в виду, что история правления воевод и губернаторов в Сибири в XVII — XVIII столетиях -это одновременно и длинная вереница злоупотреблений и насилия. Некоторые из них были казнены (М. Гагарин (Первый губернатор Сибирской губернии, судья Посольского приказа. Много лет провел воеводою в Сибири, хорошо знал тамошние дела. Сумел завоевать особое доверие Петра I и князя А. Меншикова. Его деятельность была во многом плодотворною для Сибири, хотя позднее он в 1721 году был казнен за злоупотребление властью.), А. Желобов), недобрую память о себе оставили И. Селифонтов, И. Пестель.

Исполнительным органом при губернаторе была губернская канцелярия, в деятельности которой большое место занимали и военные дела (набор рекрутов, сбор лошадей, выполнение различных требований Военной коллегии, снабжение воинских частей, определение солдат на постой и т. д.).
В 1719 году, при проведении второй реформы, установилось новое деление сибирской окраины. Основой административного управления стала провинция, более мелкая, чем губерния. Таких провинций в стране было около пятидесяти.







Сибирская же губерния была поделена на провинции: Тобольскую, Вятскую, Соликамскую, Иркутскую и Енисейскую. Деление на губернии сохранилось, но во власти губернаторов остались лишь военные дела, а по остальным вопросам провинциальные воеводы сносились непосредственно с центральными учреждениями. Провинции, на которые была поделена Россия во второй областной реформе, являлись отдаленными предшественниками губерний, образованных при Екатерине II.
19 октября 1764 года был издан указ о наименовании Сибири царством и об учреждении в ней второй губернии — Иркутской.






В 1779 году была учреждена Колыванская область, разделенная на округа: Барнаульский, Томский, Кузнецкий и Бурлинский.


В 1782 году учреждено Тобольское наместничество, в 1783-м — Иркутское, а область Колыванская переименована в губернию.


Первое наместничество управлялось генерал-губернатором, а вторые оба были объединены под властью одного иркутского генерал-губернатора.
После разделения Сибири вновь на две губернии — Тобольскую и Иркутскую в 1797 году, не было восстановлено Колыванское губернаторство (1803 год). В 1805 году была образована Якутская область.

В эго же время местное управление осуществляется губернаторами, которым в Сибири подчинен и Сибирский отдельный корпус.
При Павле I местное управление еще более укрепляется. При нем учреждаются одиннадцать инспекций, в том числе и Сибирская (1796 год).
Инспекции учреждены были вместо дивизий (всего двенадцать) и имели значение вроде будущих военных округов. Они составляли все войска армейской пехоты, кавалерии и гарнизонные, расположенные в одном и том же районе. В 1806 году осталось три инспекции: кавказская, оренбургская и сибирская, в 1807 году первая была преобразована в 19-ю дивизию, а в 1808-м оренбургская — в 23-ю, а сибирская - в 24-ю пехотную дивизию.
В числе первых полков Российской Армии, учрежденных Петром Великим, были 9-й гренадерский Сибирский полк (1700 г.) и 38-й Тобольский (1703 г.), прославившиеся затем в Полтавской битве (1709 год).



Рисунок: Гренадер и Гренадерский Унтер-Офицер Сибирского Гренадерского полка. 1797-1801 г.г.


Преобразования, начатые Петром в армии, коснулись и Сибири. В Указе от 9 февраля 1711 года говорится, что в Сибирской гарнизонной армии числится 3000 человек, а далее упоминается о двух драгунских полках — Сибирском и Тобольском.
До начала XVIII века в Сибири не было регулярных военных наборов, и воеводам предписывалось «верстать» ратных людей из детей боярских, казачьих и охочих. Сибирские казаки, таким образом, входили в общую массу сибирских служилых людей.
Содержание значительных гарнизонов в острогах, а также дальнейшее продвижение в глубь Сибири требовали постоянных посылок войск из-за Урала.
В 1720 году впервые был установлен набор 4000 рекрутов с Сибирской губернии из «детей солдатских, казачьих и ямщицких», а до этого (1715 год) был проведен специальный набор рекрутов во флот в приречных и приморских сибирских поселениях. 12 ноября 1725 года последовал Сенатский указ «о невысылке из Сибирских губерний имеющихся в оных рекрут и недорослей и об укомплектовании ими тамошних гарнизонных полков».


В 1727 году, по царскому указу, стояли в Сибирской губернии гарнизонные полки драгунский, Санкт-Петербургский, Московский, Тобольский, Енисейский и Якутский. В том же году к сибирским городам были прикомандированы военные гарнизоны с присвоением им названий этих городов.
В 1736 году вследствие настойчивых донесений из Сибирской губернии о необходимости усиления военной охраны, учрежден драгунский полк и пехотный батальон.
До 1768 года, по подсчетам историка С. Словцова, Сибирь уже поставила до 39 тысяч рекрутов. Регулярные войска дислоцировались главным образом в крепостях Сибирской линии, прикрывая поселения Тобольской и Томской губерний от набегов.
В 1763 году в Сибири находились 7 драгунских (Азовский, Ревельский, Олонецкий, Луцкий, Вологодский, Троицкий и Колыванский) и 4 пехотных (Сибирский, Якутский, Томский и Селенгинский) полка и 7 гарнизонных батальонов.

В это же время формируется и Сибирское линейное казачье войско (1716 год). Если в XVII веке сибирские казаки, как упоминалось, входили в общую массу сибирских служивых людей, то при Петре I Сибирское казачье войско уже входит в состав государства как часть, на которую возлагалась особая, специальная обязанность — охранение южных границ государства в Азиатской России. С появлением регулярных войск в Сибири служивые люди, известные под названием казаков, отчасти переходят в разряд иррегулярных войск, отчасти в полки нового образца. В это время они несли главным образом пограничную службу.





На реке Иртыш строятся крепости, форпосты и маяки, сооружение которых в Сибири имело большое значение. Построенные в течение первой четверти XVIII века крепости предназначались для прикрытия горно-промышленных округов Урала и Сибири: Ямышевская (1715 год), Омская (1716 год). Эти крепости прикрывали путь от реки Тары вверх по Иртышу до Черного Иртыша. С умножением крепостей умножается и войско присылаемыми из разных мест людьми и частью донскими казаками, башкирами и мещеряцкими (из татарского — мишарей)  командами.



В 1770 году к войску были причислены 138 запорожских казаков.
В 1797 — 1799 годах в войско поступило более 2 тысяч солдатских и казачьих детей, проживавших в Тобольской губернии, и с ними Сибирское линейное войско составило чинов 6117 , несших нелегкую многолетнюю службу.





Служба казаков «доколе в силах» в течение столетий в особо трудных условиях выработала у них особые качества. Казак отличался: умственным развитием и широтой кругозора, сильно развитым чувством собственного достоинства, сметливостью и находчивостью, большой способностью ориентироваться на незнакомой местности, искусством в наездничестве, остротой зрения и слуха, способностями к стрельбе и к рукопашному бою.






Такие прекрасные качества лучшей в мире конницы — казачьих войск — приобретались ими из поколения в поколение, воспитывались с раннего детства и совершенствовались в течение всей службы. Служба же в одной сотне и полку казаков-односта-ничников, знавших друг друга с детства, связанных родственными узами, обусловливала в казачьих войсках высокую дисциплину, храбрость, готовность пожертвовать своею жизнью друг за друга. Казачьи войска не знали трусости, измены, сдачи в плен противнику, предательства, побегов со службы.
Каждый воин-сибиряк являл собою самостоятельную боевую единицу, и эта великолепная одиночная подготовка сибиряка, не терявшегося ни перед тысячеверстной пустыней, ни перед превосходящими во много раз по численности силами противника, во всем блеске проявились во всех войнах и конфликтах, в которых ему пришлось участвовать.




Верность своему делу, молодцеватый вид, удальство на коне и безграничная верность России были отличительными чертами казаков Сибирского казачьего войска, о чем не раз свидетельствовали высшие власти в Сибири, которым было подчинено Сибирское казачье войско. Так, в 1808 году генерал Г. И. Глазенап доносил в Сенат: «Люди в войске превосходны: честность, доброта, верность своему делу вместе с казачьей удалью и расторопностью сохранились неприкосновенно от первобытных времен». Спустя 20 лет князь П. Д. Горчаков писал военному министру: «Отдавая должную справедливость воинскому духу и выправке казаков, любуясь найденною между ними подчиненностью, готовностью к перенесению трудов и образованностью урядников и многих казаков, я должен сознаться, что ныне это войско составляет в Сибири истинную силу правительства».

В июне 1798 года на Сибирской линии имелось: крепостей — 18, редутов — 28, форпостов — 17, защит — 8, шанцев — 22, маяков и полумаяков — 20, всего 113.

Сибирские казаки и регулярные войска свою верность правительству подтверждали не раз. В 1774 году Е. Пугачевым была предпринята попытка распространить восстание на Сибирь. «Если сила злодеев здесь (в Оренбургском крае. — Ю. Ф.) распространится, то и сибирской линии сего зла и разорения ожидать должно», — писал комендант Троицкой дистанции своему коллеге в Омск. Для борьбы с пугачевским движением из сибирских частей был сформирован сводный отряд под командованием генерала И. А. Деколонга. 21 мая 1774 года у Троицка сибирские войска наголову разбили войска повстанцев, предводимые самим Пугачевым, превосходившие сибиряков почти в 5 раз. Сам же Пугачев едва избежал плена. Оставались казаки наиболее преданными правительству войсками и в годы русской революции 1904 — 1905 годов, и в период первой мировой войны 1914 — 1917 годов, участвуя в подавлении революционных выступлений. Сибирское казачье войско приняло активное участие и в белом движении 1918 — 1920 гг. Упразднено в 1920 г.


К 3 июля 1801 года российские регулярные войска, в Сибири расположенные, представляли внушительную силу: кавалерия — драгунские Сибирский и Иркутский полки в 10 крепостях, форпостах и шанцах; инфантерия (пехота) — мушкетерские Ширванский, Томский и Селенгинский полки в 25 городах, селах, форпостах, крепостях, деревнях, редутах; егерские 18-й и 19-й — в 17 крепостях, форпостах, редутах и шанцах, Тобольский гарнизонный двухбатальонный полк, батальоны Тарский, Омский, Петровский, Семипалатинский, Железинский и Бийский. В это же время под инспекциею генерала от инфантерии Леццано в Восточной Сибири находились Иркутский трехбатальонный полк (в городах Иркутске и Нерчинске), Селенгинский двухбатальонный полк (г. Селенгинск) и Камчатский батальон (Камчатка), занимавшие важное стратегическое положение. На 20 июля 1803 года в Сибирской инспекции имелось 10 эскадронов, 29 батальонов, всех чинов 33531.
По мере роста количества регулярных войск, они делаются главною опорою русской власти в Сибири и служат для ее обороны от нападения соседних народов. Войска дислоцировались главным образом в крепостях Сибирской линии, прикрывая Тобольскую и Томскую губернии.
Параллельно с увеличением числа регулярных войск уменьшалось значение городовых казаков, которые стали назначаться преимущественно для полицейской службы, остальные же казаки несли главным образом пограничную службу.

В начале XIX века вследствие войн с Наполеоном, потребовавших напряжения всех русских сил, в 1808 году были вытребованы из Сибири находившиеся там полевые, драгунские и пехотные полки с их артиллерией. В числе их были прославившиеся впоследствии сибирские полки Тобольский, Омский, Томский, Колыванский и другие. Иркутский 93-й и Красноярский 95-й пехотные полки ушли из Сибири еще раньше и приняли участие в итальянско-швейцарском походе А. В. Суворова.




Таким образом, в Сибири снова остались городовые казаки и резервные войска, которые по расписанию 1808 года образовали 24-ю пехотную дивизию (Собрание Законов 1808 г., № 22807) без подвижного резерва. Это обстоятельство повело к организации в 1808 году подвижной силы в виде Сибирского линейного войска в составе 10 конных полков и одной конно-артиллерийской роты при 12 орудиях, из поселенных на линии в разное время казаков, солдатских детей и других (Собрание Законов 1808 г., № 23239 и № 23301). Казаки вновь становятся в Сибири главной военной силой. Согласно утвержденному первому «Положению о Сибирском линейном войске», казаки Иртышской, Ишимской и Колыванско-Кузнецкой линий, в числе 6117 человек, были обращены в одно общее Сибирское линейное войско, в составе для военного времени 10 пятисотенных полков (всем полкам были пожалованы знамена), 4 резервных сотен и двух конно-артиллерийских рот. Во главе линейного войска стал выборный войсковой атаман. Сроков службы не было установлено. Казаки были обязаны выходить на службу со своим вооружением, снаряжением, обмундированием и лошадьми. Обязанность Сибирского линейного казачьего войска состояла в содержании отрядов по киргизской степи для поддержания в ней спокойствия и для охранения границ китайской и ташкентской, охранении заводов, фабрик, соляных озер, для предупреждения побегов ссыльных, препровождения беглых, конвоирования казенных транспортов и т. д.






Служба казаков была весьма разнообразной и требовала от них напряжения всех сил. Казаки оберегали оседлое население соседних губерний от нападения, они содержали таможенную линию; с изданием в 1822 году Положения охраняли степные приказы (органы местного управления), служили как полицейская стража; оберегали сообщения между укреплениями, занимая пикеты, и в то же время служили на почтовых трактах как ямщики; они же наряжались для поддержания порядка и розыска беглых в горном Алтайском округе. Исполняя эти обязанности, казаки оказывали существенную услугу и во время внешних военных предприятий.
В 1811 году Сибирское казачье войско и все регулярные войска, расположенные как в Западной, так и в Восточной Сибири, входят в состав особого Сибирского корпуса со штаб-квартирой в Омске. Таким образом, власть над всеми сибирскими войсками объединяется в лице командира отдельного Сибирского корпуса.
Вторжение в 1812 году в Россию полчищ Наполеона, занятие им Москвы, угроза самой независимости России пробудили в сибиряках чувства патриотизма, готовность к самоотверженной борьбе за Родину.






Сибирские полки стяжали неувядаемую славу во всех сражениях Отечественной войны 1812 года. Доблестная 24-я пехотная дивизия сибиряков героически обороняла Смоленск; смертью храбрых пала она на Бородинском поле, защищая батарею генерала Н. Н. Раевского.
Тобольский пехотный полк в Бородинском сражении, построившись в каре, выдержал и отбил шесть атак неприятельской кавалерии, задержав на фланге до ночи продвижение французской конницы. Сибирский и Иркутский драгунские полки принимали участие в кавалерийской схватке, развернувшейся за ключевую позицию Бородинского поля — Курганную батарею. Это была, по словам Барклая-де-Толли, «кавалерийская битва из числа упорнейших, когда-либо случавшихся». В Сибирском драгунском полку осталось лишь 125 рядовых и три офицера.
Томский пехотный полк выдержал наиболее ожесточенные атаки противника, так как был расположен на батарее Раевского. В итоге в бою 26 августа 1812 года Томский и Тобольский полки потеряли более половины личного состава.

За мужество и героизм, проявленные сибирскими полками, ряд из них был удостоен высоких наград.
9-й гренадерский Сибирский полк получил Георгиевские серебряные трубы за 1812 г. и знаки на шапки за 1812 — 1814 гг.;
38-й Тобольский пехотный полк —Георгиевское знамя за 1812 г. и серебряные трубы за взятие Монмартра;
41-й Селегинский пехотный полк — поход (Поход - особый барабанный бой при отдании чести, жалуемый за военное отличие) за отличие 1812 г.;
43-й Охотский пехотный полк — Георгиевское знамя за 1812 — 1814 гг.;
44-й Камчатский пехотный полк — Георгиевское знамя за 1812 — 1814 гт. и Георгиевское знамя за Ла-Ротьер 1814 г.
Многие сибиряки, помимо собственно сибирских частей, служили в других гвардейских и армейских подразделениях, участвуя в многочисленных боях 1812 года и заграничной кампании.

В битвах Отечественной войны 1812 года мужество и храбрость проявили будущие генерал-губернаторы Западной Сибири Г. И. Глазенап, П. М. Капцевич, И. А. Вельяминов, Н. С. Сулима, П. Д. Горчаков, Г. X. Гасфорд.

Сибирские губернии, общества горожан и крестьян дали положенное правительственным указом количество рекрутов полностью. От Тобольской губернии было дано в армию 2152 человека, от Томской — 747 и от Иркутской — 653. Всего Сибирь дала 3852 человека, то есть повышенную норму по сбору рекрутов — по 7 человек с 500 ревизских душ.
К началу весенней кампании 1813 года в составе русской армии были многие пехотные и кавалерийские части, общее число солдат и командиров в которых исчислялось в 27000 человек.
В Сибири повсеместно шли сборы средств на военные нужды. Мещане, крестьяне, казаки, духовенство, даже «пропитанные», то есть престарелые и больные из ссыльных, живущие подаяниями люди, сами во многом нуждающиеся, отрывали от себя самое необходимое, отдавая его на оборону Отечества. Тальменская суконная фабрика пожертвовала 5908 рублей, Томское медицинское общество — 25 тысяч, волость Каннская и Красноярский округ начинают подписку по 10 рублей с души и т. д.  «Омичами были собраны пожертвования на нужды обороны (вносились деньгами, вещами, серебром). В первые дни войны крестьянами Чернолуцкой, Батенинской и других волостей (Омский округ) было внесено 1576 рублей 70 копеек. Казаки Омской' крепости собрали 1939 рублей 69 копеек. Тарские мещане пожертвовали 693 рубля. Омичи оказывали помощь беженцам из разоренных районов. В Ильинской и Воскресенской церквах Омска были установлены ящики для сбора пожертвований людям, разорившимся войной».






О патриотическом настроении сибиряков в Отечественной войне 1812 года свидетельствуют многие документы. Приговор крестьян Тобольской губернии Абалакского комиссариатства от 29 июля 1812 года гласит: «... всего 395 человек ... единогласно и совокупно желаем к поднятию оружия противу бодрствующего врага, на что всегда будем по требованию сколько начальству угодно будет или и все готовы, оставя в домах наших только жен, малолетних детей и удрученных старостью старцев...». Генерал-губернатор И. Пестель докладывал 4 октября 1812 года министру внутренних дел: «...Кроме денежных и вещественных взносов, некоторые из служащих и отставных чиновников, также мещан и поселян казенного ведомства изъявили готовность жертвовать собою лично на защиту Отечества».
После победоносной Отечественной войны 1812 года в Сибири постепенно вновь появляются регулярные войска, и в 1818 году в Сибирском округе насчитывалось 5380 нижних чинов, а в его крепостях находились 264 медные и чугунные пушки и 9360 пудов пороха.
В 1816 году из войск, расположенных в Сибири, был сформирован отдельный Сибирский корпус, первым командиром которого стал генерал-лейтенант Г. И.
Глазенап.



Рисунок: генерал-лейтенант Григорий Иванович  Глазенап.



На этом посту его сменил генерал П. М. Капцевич, затем командирами отдельного Сибирского корпуса и генерал-губернаторами Западной Сибири были И. А. Вельяминов, Н. С. Сулима, П. Д. Горчаков, Г. X. Гасфорд, А. О. Дюгамель.
Растущее количество войск в Сибири требовало и увеличения числа хорошо подготовленных офицеров. Главным источником пополнения офицерского корпуса служил Сибирский кадетский корпус, основанный в Омске в 1813 году по инициативе командира отдельного Сибирского корпуса генерал-лейтенанта Г. И. Глазенапа.

Омский кадетский корпус, а в советское время — Омское высшее командное училище, дали Родине тысячи и тысячи офицеров Русской, командиров Красной и Советской Армии, воспитали 117 Георгиевских кавалеров,
73 Героя Советского Союза, 3 полных кавалера ордена Славы.
Воспитанники Омской кузницы командных кадров демонстрировали мужество и героизм во многих сражениях — при защите Севастополя в 1854 — 1855 годах, обороняли Шипку в русско-турецкой войне 1877 — 1878 годов, дрались под Мукденом в русско-японской войне 1904 — 1905 годов, проливали кровь в годы первой мировой и Великой Отечественной войн. Имена десятков генералов, известных ученых-исследователей, вышедших из стен Омского кадетского корпуса, прославили Россию: Г. Потанин, Ч. Валиханов, Г. Катанаев, Л. Корнилов... Здесь учился и по первому разряду закончил корпус Николай Владимирович Куйбышев, прославленный герой гражданской войны, будущий командующий войсками СибВО (1928 — 1930 годы); с этим, первым в Сибири военным учебным заведением, связана и жизнь знаменитого генерала, ученого, Героя Советского Союза Дмитрия Михайловича Карбышева.

В 1819 — 1822 годах во главе генерал-губернаторства Сибири (созданного в 1803 году) был М. М. Сперанский, который провел реформу управления Сибири.



Рисунок: Сперанский Михаил Михайлович



В течение 1819 — 1821 годов он собрал материал, на основании которого было составлено «Учреждение для управления Сибирских губерний». На основании проведенной им ревизии 48 чиновников были преданы суду, 681 признаны замешанными в злоупотреблениях, И. Пестель, губернатор Сибири, был удален; томский губернатор Иличевский удален и призван к ответу перед Сенатом; иркутский губернатор, отличавшийся взяточничеством, своеволием и неисполнением законов, предан суду.
Учреждением для управления Сибирских губерний Сибирь была разделена на два генерал-губернаторства: Восточное и Западное; в первом главным городом стал Иркутск, во втором — Тобольск (затем с 1839 года Омск).
Кроме того, в Западной Сибири, кроме губерний Тобольской и Томской, была учреждена Омская область, в Восточной, кроме губернии Иркутской и области Якутской —губерния Енисейская с городом Красноярском, Охотский округ и Камчатка образовали два особых приморских управления.


Управление сибирских губерний было разделено на главное, губернское, окружное и городское, сельское и инородческое. Сосредоточением управления полагалось в каждой части Сибири главное, а в губернии — общее губернское управление и т. д. Новое Учреждение преобразовало и охватило важнейшие вопросы сибирской жизни и касалось всех сословий и состояний сибирского населения; в него входили: законы об управлении инородцев, о сибирских казаках, о ссыльных, об этапах в сибирских губерниях, о содержании сухопутных сообщений, о земских повинностях, о казенных хлебных запасных магазинах, о разборе исков по обязательствам, заключаемым в Сибири между обывателями разных состояний и т. д.
В 1834 году, с учреждением должности Восточно-Сибирского военного генерал-губернатора, войска, расположенные в Восточной Сибири, подчиняются названному генерал-губернатору, хотя продолжают числиться в составе Сибирского корпуса и считаются от него лишь в командировке.






В 1853 году эти войска исключаются из состава Сибирского отдельного корпуса, и с этого времени начальствование над сибирскими войсками окончательно разделяется между двумя лицами: командиром Отдельного Сибирского корпуса, в ведении которого состояли все войска, расположенные в Западной Сибири, и военным генерал-губернатором Восточной Сибири; в его ведении состояли все войска, расположенные в Восточной Сибири.

В 1858 году был заключен Айгунский договор с Китаем с передачей России левого берега Амура. Тогда же последовало разделение края на Амурскую и Приморскую области.

В начале 60-х годов XIX века вооруженные силы Западной Сибири включали в себя 12 линейных батальонов (из них 4 батальона, несшие обязанности внутренней стражи, в том числе Тобольский, Томский и Барнаульский на рудниках и заводах), 10 конных казачьих полков, 3 конных и одну пешую батарею, 8,5 рот, 15 уездных инвалидных команд и 39 этапных команд, не считая городовых казаков, всего 25 тысяч человек.
Важное значение для укрепления боевой мощи сибирских войск имело положение Военного Совета 5 марта 1863 года о том, чтобы рекруты из сибирских уроженцев распределялись в войска, в Сибири же расположенные.

Сибирское линейное казачье войско в 1861 году было переименовано в Сибирское казачье войско, и в том же году было утверждено новое положение о нем. В войске насчитывалось 3 генерала, 209 штаб- и обер-офицеров, 11943 казака и 10189 строевых лошадей, и оно по своей силе и мощи уступало лишь Донскому и Кавказскому линейным войскам. Положение о Сибирском казачьем войске установило и систему управления им (оно в основном сохранялось до 1917 года).




Карта земель Сибирского Линейного Казачьего Войска, и Отдельных Тобольского и Томского Конных полков, и Отдельного Тобольского Пешего батальона в Западной Сибири в 1858 году.


В военном отношении в Сибирском казачьем войске существовали три инстанции управления.
Высшая — в лице командующего войсками военного округа, Степного генерал-губернатора, одновременно являвшегося войсковым наказным атаманом Сибирского казачьего войска. Распоряжения его передавались посредством окружного штаба, при котором имелось особое казачье отделение. Исполнительными органами по управлению войском служили: по части военной — военная канцелярия войскового-наказного атамана, действовавшая через атаманов трех отделов, а по части административно-хозяйственной — войсковым хозяйственным правлением.
Вторую инстанцию составляли атаманы военных отделов.
1-й отдел, с управлением в городе Кокчетаве, состоял из станиц правого фланга на Пресногорьковской линии: Пресногорьковской и Пресновской, и из станиц, расположенных южнее Петропавловской в Киргизской степи, оканчиваясь станицей Акмолинской и заключая 14 станиц и 19 поселков; 2-й военный отдел, с управлением в Омске, заключал в себе остальные станицы Пресногорьковской линии, а также Горькой — между Петропавловском и Омском и, кроме того, станицы Омскую, Атаманскую, Ачаирскую и Черлаковскую, до станицы Урлютинской по Иртышской линии. Во 2-м отделе насчитывалось станиц 12 и 16 поселков.
В состав 3-го отдела, с управлением в Усть-Каменогорске, входили 18 станиц и 67 поселков по линиям: Иртышской, Бийской, Бухтарминской и в Киргизской степи, в районе Семипалатинской области.
Всего в войске было на начало XX века 176 поселений.
На атаманов отделов возлагалось наблюдение:
1) за отбыванием воинской повинности казаками;
2) за исправным содержанием и пополнением снаряжения казаков льготных частей и отпуском необходимых для этого сумм;
3) за обучением строевой службе казаков приготовительного разряда.
Низшую инстанцию составляли станичные управления, имевшие в гражданском отношении права волостных управлений. В военном отношении им принадлежали:
1) ходатайство о предоставлении льгот от службы по разным случаям;
2) поверка очередей служилых чинов на внутреннюю службу;
3) принятие мер, чтобы служилые казаки имели предметы, необходимые для выхода на службу.
В судебном отношении население войска состояло в ведении Омской судебной палаты. Кроме того, в войске действовали местные суды: станичные, почетные и третейские. Чины войска, состоящие на действительной службе в полках, и льготные, были подсудны судам полковым и судам, учрежденным при управлениях военных отделов, а также Омскому военно-окружному суду.
По делам, касающимся гражданского управления, сибирские казаки подчинялись наравне с другими жителями гражданскому начальству Акмолинской, Семипалатинской областей и Томской губернии.
«Военный энциклопедический лексикон» справедливо отмечает: «Сибирское войско, умножаясь более и более, и получив правильное образование, составляет ныне крепкий оплот границ наших с соседними владениями».


Источник: Фабрика Ю. А. Сибирский щит (становление сибирского воинства и военные деятели Сибири). Новосибирск. - Государственное предприятие «Новосибирский полиграфический комбинат». 2001 — 252 с.


Доклад окончен.
Tags: История Сибири
Subscribe

Posts from This Journal “История Сибири” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments