stariy_voin (stariy_voin) wrote,
stariy_voin
stariy_voin

Конец генерала Л. Г. Корнилова


Корнилов Лавр Георгиевич


Мы печатаем ниже выдержки из газ. "Иртыш", органа сибирского казачества, из интересных воспоминаний соратника Корнилова, поруч. Дольского [на самом деле Долинского], на глазах которого генерал был убит.


После страшно трудного похода, почти с тысячей раненых на руках, без припасов и снарядов, отряд ген. Корнилова, мечтавший отдохнуть у черкесов, занял, наконец, ст. Рязанскую, вслед за которой начинается полоса черкесских аулов.
Здесь новое разочарование. Большевики нас опередили. Аулы разграблены, сотни черкесов расстреляны, остальные или разбежались, или терроризированы. Пополнения опять нет, а число раненых уже превысило 800...
В это время стали поступать сведения, что станицы Черноморского отдела настроены дружественно к нам и, при появлении реальной силы, немедленно восстанут. Командующий решил идти в Черноморье и, мобилизовав казаков, атакоать Екатеринодар с запада. После ряда упорных кровавых боев, армия вышла на берег Кубани и вечером 27 марта начала переправу. Станица Елизаветинская, где сосредоточилась армия, встретила корниловцев, как избавителей.



Фото: Место переправы войск Корнилова через р. Кубань у ст. Елизаветинской. 1918 г.


После краткого отдыха и после получения некоторых подкреплений, решена была атака на Екатеринодар.
Для атаки Екатеринодара сначала решено было выждать конца переправы. Переправа совершалась одним паромом, ширина же Кубани в этом месте даже несколько превышает ширину Иртыша близ Омска. Состав армии исчислен в это в следующих цифрах: пехоты 4500 чел., конницы 2000 всадников, 14 орудий с зарядными ящикам и более 1800 повозок обоза. Ранее троих суток переправа не могла быть закончена, а надо было спешить, пока большевики не разгадали наш маневр. Вследствие этого первоначальное решение было изменено и атака была назначена на 20 число второй бригадой, основную часть которой составлял Корниловский полк под командой подполковника генерального штаба Неженцева. Атака была очень удачна, большевики были сбиты с двух линий, прижаты к окраине города, но по приказу командующего доблестные корниловцы прекратили дальнейшее продвижение.



Фото: Место переправы войск Корнилова через р. Кубань у ст. Елизаветинской. 1918 г.


Вторая бригада еще не переправилась, а атаковать лишь одной бригадой, не имея резервов, было рисковано. В это время наша кавалерийская бригада вышла в тыл большевикам и перерезала две линии железных дорог но также не развила свой успех. Но, как мы узнали впоследствии, в эту ночь прибыло к большевикам помимо других пополнений несколько тысяч матросов из Новороссийска, отлично вооруженных. Кроме того, они имели в своем распоряжении 4 бронированных поезда.
Штурм возобновился утром 29 марта. Дни 29 и 30 марта были днями упорнейших, кровавых боев. Большевики развили огонь не менее, как из сорока орудий, совершенно не жалея снарядов. В уличном же бою они оказались значительно более стойкими, чем в полевом. Приходилось выбивать их из каждого дома и нести чувствительные потери. Но уже к вечеру 30 марта победа стала клониться на нашу сторону. Все опорные пункты были захвачены; было уже занято несколько кварталов и бой сосредоточился у вокзала, последнего важного пункта, падение которого обозначило бы взятие города.
29 марта армия понесли большую утрату. Пулей в грудь, во время атаки, был убит храбрейший из храбрых - командир Корниловского полка, подполковник Неженцев. На Лавра Георгиевича эта смерть произвела очень тяжелое впечатление. Когда я доложил, что труп полковника принесен к штабу, он молча стал и вышел. В нескольких шагах от фермы (штаб был расположен верстах в двух от города на сельскохозяйственной ферме), среди группы берез лежало тело, прикрытое знаменем, рядом стоял караул. Когда я приподнял знамя и открыл столь знакомое лицо и черкеску, залитую кровью, я увидел впервые слезы на глазах генерала. Долго молча стоял он над трупом дорогого ему человека. "Храбрый и погиб храбрым. Иначе и быть не могло", - сказал он, возвращаясь в штаб. Кто мог думать, что через сутки и его ждет тот же удел.



Фото: Дом, где был убит Корнилов 31 марта (13 апр.) [1918 г.] при наступлении на Екатеринодар.


Решительный удар был назначен в ночь с 31 марта на 1 апр., т. к. к этому времени должны были подтянуться вновь сформированные казачьи отряды. Но судьба судила иное. Около 6 часов утра 31 марта, случайный снаряд пробил стену комнаты командующего и разорвался внутри. В момент взрыва генерал пил чай и одновременно изучал карту Кубани. Я был от него шагах в четырех. Силой взрыва я был контужен и выброшен из комнаты.



Фото: Дом, где был убит генерал Корнилов 31 марта (13 апр.) [1918 г.] при наступлении на Екатеринодар.


Когда меня вызвали за дверь, я увидел генерала лежащим на носилках, окровавленным, но еще дышащим. У него была сломлена выше колена нога и сильнейшая контузия всего тела. Через пять-шесть минут Л.Г. Корнилов, не приходя в сознание, скончался.

"Ф. К.".

Ф.Н.

Русская речь. №14. 19 октября 1918 г.


Фотофонд Государственного центрального музея современной истории России
Журнал товарища voencomuezd


Tags: 1918, Гражданская война, Омский кадетский корпус, Персоналии
Subscribe

Posts from This Journal “Гражданская война” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments