stariy_voin (stariy_voin) wrote,
stariy_voin
stariy_voin

Омские кадеты и царская семья.




Судьба человека, волею Божией, зависит от многих других людей, порой кажется, незначительных в Вашей жизни, но иногда таких значительных и важных в истории страны, государства и его развития.


В этой статье мы хотели бы рассказать, как выпускники Сибирского кадетского корпуса различных годов выпуска и их родственники могли повлиять или повлияли на судьбу царской семьи. Справедливо было бы задать вопросы: «Как же может быть связана царская семья и выпускники Сибирского кадетского корпуса? Как они могли повлиять на судьбу царя и царствующих особ?»


Однако волею судеб жизнь царской семьи несколько раз круто изменялась и могла сложиться совершенно по-другому именно из-за выпускников Сибирского кадетского корпуса.


В 1883 году после окончания Каркаралинской приходской школы в Сибирский кадетский корпус поступает Лавр Егорович Корнилов. Сейчас многие люди, которые хоть не много знакомы с историей, скажут: «Может Лавр Георгиевич Корнилов?». Однако смею Вас уверить, что именно Егорович. Какое ещё отчество должно быть у молодого человека, если его отец – Егор? В списке урядников Сибирского Линейного Казачьего Войска по состоянию на 1877 год о нём написано: «Корнилов Егор Николаевич – из казачьих детей – толмач Кокпектинского округа с 22.01.1854 года» и после этого сделана запись уже карандашом (вероятнее всего в последующие годы): к чину хорунжего в 1880 году.


Из всего этого мы можем сделать только один вывод – Лавр Корнилов был Егорович. Георгиевичем же его стали писать в документах уже гораздо позже, когда он находился в офицерских чинах, что подтверждается неоднократно «не правильным» написанием его отчества во многих документах.
Про Лавра Корнилова написано предостаточно книг, научных исследований и другой литературы. Это был неоднозначный человек, и нам хотелось бы остановиться лишь на нескольких событиях в его жизни, которые дают ему самую лучшую характеристику.


Фото: Выпускник Сибирского кадетского корпуса Л. Корнилов, 1889 год



Наступил 1889 год – год особо значимый, как мы потом увидим в истории царской семьи. В этом году закончил своё обучение в кадетском корпусе Корнилов. Он был очень умным и грамотным молодым человеком. Кадетский корпус он окончил в звании вице-фельдфебеля и лучше всех своих сверстников. В списке выпускников 1889 года он отмечен как «отличнейший».


Если мы обратим внимание на аттестат Корнилова, то увидим, что средний балл по аттестату у него – 11,59 (при 12-бальной системе оценок). Из 17 предметов, представленных в аттестате, почти все отмечены высшим количеством баллов – 12.


В последующие годы Лавр по 1-му разряду (т.е. на хорошо и отлично) окончил Михайловское артиллерийское училище и так же по 1-му разряду с малой серебряной медалью Императорскую Николаевскую академию Генерального штаба с занесением его имени на мраморную доску. Все оконченные им заведения дали ему, безусловно, блестящее образование и позволили активно двигаться по карьерной лестнице.


Первые 10 лет Корнилов провёл в Туркестане и на момент начала русско-японской войны был уже подполковником и исполнял должность штабс-офицера при управлении 1-й стрелковой бригады.
Первой боевой наградой Корнилова стал орден Святого Великомученика и Победоносца Георгия 4-й степени.
Вот как в 1905 году описан подвиг Корнилова в журнале «Разведчик»: «25 февраля 1905 года, получив приказ отвести от Мукдена собравшихся к Мукденской станции из разных отрядов 1-й, 2-й и 3-й стрелковые полки, понесшие в предшествовавшие дни большие потери в офицерских и нижних чинах, подполковник Корнилов, достиг окрестности деревни Вазые около 3-х часов пополуночи, занял здесь позиции и в течении 4-х часов удерживал натиск противника, обстреливающего наше расположение сильнейшим артиллерийским, пулемётным и ружейным огнём; за это время выбыли из строя два командира полка, и во 2-м стрелковом полку осталось лишь три офицера. Выдержав натиск противника, подполковник Корнилов, собрав нижних чинов разных частей, отступавших кучками поодиночке, устроив их и, приведя в порядок, отправил на север, вдоль железной дороги. Им было принято под охрану знамя 10-го стрелкового полка, следующее с малым конвойным отделением от полка, и забраны оставшиеся пулемёты. Около 7-ми часов вечера, пропустив значительную массу отходящих нижних чинов разных частей, и обеспечив, таким образом, их отход, подполковник Корнилов приступил к очищению своей позиции.
Деревня Вазые была в то время почти окружена противником; усиленный огонь наших стрелков и атака в штыки 5-й роты 3-го стрелкового полка заставила японцев раздвинуться и открыть дорогу стрелкам подполковника Корнилова, вынесшего знамя, пулемёты и всех своих раненых и в порядке отступить далее на север, вдоль железной дороги».


Уже после окончания русско-японской войны, в 1907 году помимо этого ордена Корнилов был награждён золотым оружием с надписью «За храбрость». Эти две награды, заслуженные Корниловым, говорят о храбрости и отваге этого офицера, характеризуют его как человека мужественного и решительного, что, конечно же, нравилось, как подчиненным, так и начальникам.


Фото: Л.Е. Корнилов после русско-японской войны



Первую мировую войну Корнилов встретил уже в генеральском звании. 24 апреля 1915 года, командуя пехотной дивизией «в Карпатах, на реке Дукле, когда его дивизия была окружена со всех сторон превосходящим в силах противником, отважно пробивался по трупам заграждавшего дорогу неприятеля, чем дал возможность частям дивизии присоединиться к войскам своего корпуса». За этот героический поступок Корнилов был награждён орденом Святого Великомученика и Победоносца Георгия 3-й степени.


В дальнейшем, после ранения он 4 месяца находился в плену, но бежал и вернулся в войска с назначение командиром армейского корпуса.


Кардинально судьба Корнилова изменилась после февральской революции 1917 года.
Здесь, наверное, следует остановиться на взглядах разных групп населения на проблему устройства государства. Одна из групп людей того времени – монархисты. Они были настроены на верность престолу, веру в царя – как единственную возможность управления государством. Другая группа людей – республиканцы. Те, которые не хотели, что бы государством управлял царь, и рассматривали варианты управления Российским государством по примеру Франции, то есть государства с республиканской формой правления. Помимо этого были и другие различные группы и течения. Так вот Корнилов как раз и относился к группе с республиканскими взглядами. Напомним, что данные взгляды были весьма распространены в те времена среди людей высшего сословия.


События после февраля 1917 года разворачивались стремительно. 2 марта Николай II, под давлением Начальника штаба Ставки генерал – адъютанта М.В. Алексеева, отрекается от престола. Кстати, Алексеев тоже придерживался республиканских взглядов. В тот же день было сформировано Временное Правительство во главе с А.Ф. Керенским. И в этот же день Лавр Корнилов назначается Командующим войсками Петроградского военного округа.


Фото: Л.Е. Корнилов, 1917 год


Выбор Временного Правительства был не случаен. Правительство искало человека из народа, в данном случае из казачества, способного повести за собой солдат. Уже 7 марта Временное Правительство принимает Указ об аресте царской семьи. 8 марта всё тот же Алексеев оглашает данный Указ царю, который находился в это время в Ставе армии в городе Могилёве. А в это время, этот же Указ в царском селе членам семьи оглашает не кто иной, как Командующий войсками Петроградского военного округа Лавр Корнилов.


Этот факт настойчиво замалчивается многими историками. Однако факт остаётся фактом – царскую семью арестовал именно Корнилов. После оглашения указа почётный караул в резиденции царской семьи заменили на охрану. С этого времени начиналось длительное заключение царя и царской семьи.
Николай II был слабым и безвольным правителем. В то время, когда необходимо было принимать жёсткие и решительные действия по спасению государства, он предпочитал проводить приёмы, балы и усиленно молиться. Например, после того, как ему сообщили о сформировании Временного правительства, царь сказал: «Ну, и слава Богу! Я поеду в Ливадию. Если потребует народ, я отрекусь и поеду к себе, в Ливадию, в сад. Я так люблю цветы» 3. И это в то время, когда на страну наступали немецкие войска, когда внутри страны разгоралось пламя всё пожирающей революции.


На слова сослуживцев о попытке восстановления монархии Л. Корнилов чётко ответил: «Не желаю иметь никаких авантюр с Романовыми». И это характеризует с определённой стороны Корнилова – он прочно встал на сторону революции, на сторону, как ему тогда казалось, народа и Временного Правительства.


В 1917 году в журнале «Русский инвалид» выходят статьи, посвящённые генералу Корнилову, под громким названием «Вождь народной армии» и «Счастливый путь вождю – герою». В первой статье описывается жизненный путь Корнилова.
Вот лишь некоторые выдержки из неё: «Отец генерала (про Л. Корнилова) был хорунжим, выслужившимся из казаков», после начала русско-японской войны «Корнилов одним из первых отправился на Дальний Восток. Исключительное мужество, умение быстро разобраться в создавшейся обстановке и принять верное решение, способность воодушевить солдат в самые тяжёлые минуты,…», «когда началась нынешняя война, Корнилов тотчас – же подал рапорт с просьбой дать ему бригаду в действующей армии».


А это выдержки из второй статьи: «Три часа дня, воскресенье 7 мая, Манеж волынского батальона. Только, что кончилось представление пьесы «Падение монархии». Ещё, казалось, реяли в воздухе красные флаги, ещё гремела в ушах марсельеза. Вдруг раздаётся команда: «Встать, смирно! Господа офицеры»… Вошёл генерал Корнилов. Могучее: «Здравия желаем, господин генерал»! – загремело в ответ на приветствие вождя народной армии.
Его не узнать. Лицо свежее, одухотворённое. И вот он уже среди солдат. Всё замерло: Каждый хочет услышать хоть слово из уст горячо любимого вождя. «Солдаты» - крепко звучит его голос: «Я пришёл проститься с вами Я еду на фронт. Не думайте, что я ухожу потому, что между мною и Советом Солдатских и Рабочих Депутатов возникли разногласия. Если бы они и были, то их можно было бы уладить. Нет, я ухожу потому, что пришёл к убеждению, что я сейчас принесу больше пользы Родине на фронте….» От имени Волынцев отвечает командир батальона штабс-капитан Кониченко. «Мы все глубоко сожалеем, что вы покидаете нас. Но нас утешает то, что вы едете на фронт, едете биться за свободную Россию. … Верьте то, что связало нас с вами в дни революции не порвётся. «Ура!» нашему Главнокомандующему. Тысячеголосое «ура», «счастливого пути», «дай Бог удачи!» - волынцев напутствовали любимого вождя». Сколько в этих статьях радости, что Главнокомандующий Российской армии из того же сословия, что и простой солдат. Сколько в этих статьях счастья и надежд на светлое будущее с этим «вождём – героем».


Фото: Л.Е. Корнилов (Фотография из Журнала «Разведчик» № 1374 – 1375. 1917 год)


Однако на фронте он пробыл меньше трёх месяцев и уже 18 июля 1917 года был назначен Верховным Главнокомандующим. На этом посту Корнилов пробыл и того меньше – чуть более месяца. Безусловно, Временное правительство опасалось растущей власти Корнилова, его поддержки народом и армией. 29 августа Глава Временного правительства А.Ф. Керенский отчислил Корнилова от должности с преданием суду за мятеж.


2 сентября Корнилов был арестован и два месяца содержался в Быхове. Вероятнее всего именно арест и заключение сыграли отрезвляющую роль. Корнилов понял – с революцией ему не по пути. 19 ноября 1917 он был освобожден и в сопровождении Текинского конного полка направился на Дон, где под руководством генерала Алексеева разворачивалась Добровольческая армия.


После ряда неудачных столкновений с отрядами Красной Гвардии оставил полк и в одиночку пробрался в Новочеркасск. С 25 декабря 1917 года – Командующий Добровольческой армией. Ввиду выяснившегося нежелания донских казаков противостоять большевикам, было принято решение перейти на Кубань в надежде на более благоприятное отношение в армии правительства Кубанского войска. Корнилов возглавил армию в 1-м Кубанском (Ледяном) походе и был убит 31 марта 1918 года при штурме Екатеринодара.


Фото: Л.Е. Корнилов



Не смотря на революционные взгляды и явное нежелание Корнилова способствовать восстановлению монархии в России, он остался в народе своим любимцем. Уже после его смерти 12 апреля 1919 года принимается решение о присвоении ему звания почётный казак Каркаралинской станицы.
А это стихотворение было написано сразу после гибели Лавра Корнилова в 1918 году.


Мы можем гордиться, Сибирцы родные,
Что вышел из наших привольных степей
Достойнейший сын необъятной России,
Всю жизнь посвятивший отчизне своей…



Корнилов погиб, но заветное имя
Для нас, как и прежде, - воинственный стяг.
Мы чтить тебя будем всегда пред другими,
Славнейший из славных Сибирский казак…




Фото: Одно из казачьих подразделений с портретом Л.Е. Корнилова



Но, вернёмся к царской семье и к судьбе ещё одного выпускника Сибирского кадетского корпуса – Антона Викентьевича Бордзиловского.
Антон Викентьевич родился в дворянской семье Могилёвской губернии. Его отец оказался в Тобольске, предположительно за участие в польском восстании в 1863 года.


Однако это не помешало Антону поступить в Сибирский кадетский корпус в тот же 1889 год, в котором его окончил Лавр Корнилов. После окончания Константиновского артиллерийского училища Антон Викентьевич некоторое время служил в артиллерии. С 1903 года он исполнял должность смотрителя дворцовой виллы «Сельце», а с 1904 года был смотрителем зданий бывшего королевского замка в городе Варшава. В 1914 году в звании подполковника был переведён в Гвардию и назначен Начальником охраны императорского дворца в Гатчине.


С конца 1914 года и до самого начала революционных событий исполнял обязанность полицмейстера дворцовых зданий Гатчинского дворцового управления. В круг его обязанностей, как нетрудно предположить, входили вопросы обеспечения безопасности царских особ в Гатчине. Именно здесь он близко познакомился и, безусловно, приобрёл определённое доверие царской семьи.


Фото: А.В. Бордзиловский



После полугодового содержания в царском селе, 1 августа 1917 года царская семья была перевезена подальше от Санкт-Петербурга сначала в Тобольск, а потом в Екатеринбург. Помимо царской семьи участь узников решили разделить и другие близкие им люди, в том числе генерал-адъютант граф Татищев, гофмаршал князь Долгоруков, фрейлины, медики, наставники и учителя детей и др. В общей сложности в ссылку с царской семьёй отправилось 39 человек.


В апреле 1918 года по дороге из Тобольска в Екатеринбург учитель французского языка Пьер Жильяр через начальника царской охраны полковника Е.С. Кобылинского передал на хранение Анжелике Викентьевне Печокас две золотые шпаги Императора, два кинжала с золотыми ручками и алмазами и шкатулку с тронными украшениями императрицы. Всё это следовало сберечь до лучших времён.


Кто же эта загадочная женщина – Анжелика Викентьевна Печокас? Девичья фамилия Анжелики Викентьевны, как не трудно догадаться, по отчеству – Бордзиловская. Это родная сестра Антона Викентьевича. Конечно же, познакомить её с царской семьёй мог не кто иной, как старший брат –близкий и знакомый с царской семьёй человек. В своё время она получила прекрасное образование в столичной Мариинской женской гимназии и удачно вышла замуж за предпринимателя польского происхождения – Константина Ивановича (Яновича) Печокаса, владевшего паровым лесопильным заводом в Тобольске.


В 1911 году семья Печокас построила, по тем временам, невиданный дом в Омске на углу Тобольской и Надеждинской улиц. Ныне это здание располагается по адресу Орджоникидзе дом 14. Именно в этом доме и проживала семья Печокас в 1918 году, когда им были переданы на хранение царские драгоценности. Конечно же, передавать такие ценности могли только доверенным и знакомым лицам.


В 1933 году органы ОГПУ вышли на след царских реликвий. Они разыскивали не только царские драгоценности, но и тех, кто хоть как-то был связан с царской семьи. В 1934 году семья Печокасов была арестована органами ОГПУ и подверглась пыткам. Но, несмотря на многочисленные пытки, информацию о местонахождении царских драгоценностей семейство Печокас не выдало. Анжелика Викентьевна покончила свою жизнь самоубийством, проглотив алюминиевую ложку. Её муж так же пытался покончить с собой, выбросившись из окна.


Увы, судьба этих драгоценностей до сих пор остаётся тайной.
Иная судьба была уготована её родному брату, выпускнику Сибирского кадетского корпуса – Антону Викентьевичу Бордзиловскому.


После революции Антон Викентьевич служил в войсках Белой армии на Востоке. Командовал полком, дивизией и 19 октября 1919 года был произведён в генерал-майоры лично Верховным Главнокомандующим адмиралом А.В. Колчаком, а 6 апреля 1920 года был награждён орденом Святого Великомученика и Победоносца Георгия 4-й степени.
В дальнейшем командовал бригадой и стрелковым корпусом. В эмиграции сначала проживал в Китае, где в 1924-1930 годах состоял в Харбине председателем Общества кадетов-сибиряков и Офицерского союза. После этого переехал в Шанхай.
До 1938 года – председатель объединения Сибирского кадетского корпуса в Шанхае.
В 1938 году переехал в США, где стал начальником отделения РОВС (Русского Обще – воинского союза).
Умер 30 мая 1962 года в Принстоне (США). Похоронен на Галлиполийском кладбище в монастыре Новое Дивеево под Нью-Йорком.
Ну, а 13 апреля 1918 года царская семья и сопровождавшие их люди после длительного пути прибыли в Екатеринбург и были размещены в доме инженера Н.Н. Ипатьева.


Содержалась семья возле Ново-Тихвинского женского монастыря. С 5 июня 1918 года сёстры из монастыря стали носить продукты питания в Ипатьевский дом для поддержки царской семьи. Организовывала передачу продуктов монахиня Августина (Гребнева). «Вместе с четвертью молока мы стали посылать бутылку сливок, а потом начали посылать и другие продукты: яйца, сливочное масло, хлеб, разные печения (пироги, ватрушки), редис, огурцы, ботвинью, мясо, колбасу».


Фото: Дом инженера Н.Н. Ипатьева в Екатеринбурге где содержалась царская семья



С момента прибытия в Екатеринбург судьба царской семьи переплетается с судьбой ещё одного славного выпускника Сибирского кадетского корпуса и настоящего патриота – Георгия Владимировича Ярцева.

Фото: Г.В. Ярцев



Георгий родился в тот же 1889 году, в котором Лавр Корнилов окончил кадетский корпус, а Антон Бордзиловский только поступил в него.
После окончания кадетского корпуса Георгий поступил в Павловское военное училище, после окончания которого в 1913 году был назначен в звании подпоручика в 10-й Малороссийской полк. Позднее был переведен тем же чином в лейб-гвардии Гренадерский полк, с которым и вступил в Первую мировую войну. На фронте Георгий Владимирович проявил себя настоящим героем.


23 мая 1916 года он был награждён орденом Святого Великомученика и Победоносца Георгия 4-й степени, за то, что «в бою с 5 на 6 ноября 1914 у деревни Задроже, когда австрийцы прорвали наш фронт и вошли в лес, и уже было приказано полку отходить на новые позиции, Поручик Ярцев, по своей инициативе, с разведчиками вышел вперёд на рекогносцировку, приказал двум ротам его участка оставаться на местах. Ознакомившись с обстановкой скрытно подвёл роты почти вплотную к противнику и, дав несколько залпов в упор, сам бросая ручные гранаты, с полным самоотвержением ринулся во главе рот в штыки. Много было австрийцев тут же заколото, часть взята в плен, остальные опрокинуты. Преследуя их штыками и сопровождая, затем, ружейным огнём, он прошёл вперёд наших оставленных окопов около версты. Когда же противник, усеяв всё поле убитыми и ранеными, совершенно скрылся, Поручик Ярцев отошёл к своим окопам, прочно их занял, оставив впереди сильную разведку. После этого наша пехота, раньше оттеснённая противником, вернулась назад и заняла прежнюю укреплённую позицию». В дальнейшем 26 сентября 1916 года его наградили Георгиевским оружием за то, что «в бою 31 августа 1915 года на позиции у ф. Мариамполь, когда соседние участки были оставлены нашими войсками, он с находившимся под его командой батальоном, несмотря на охват его огнём с фланга и тыла, до конца боя остался на занимаемой им месте и тем способствовал сохранению дивизией её позиции».


После активного участия, и, безусловно, полученного огромного опыта в управлении личным составом на фронтах Первой мировой войны, Георгий в 1917 году поступает в Военную академию Генерального штаба. Слушателями академии были в основном царские офицеры и поэтому новая революционная власть не желала иметь рядом такой «старорежимный рассадник офицерства». В связи с этим в марте 1918 года Военная академия Генерального штаба вместе со всеми слушателями переезжает в Екатеринбург. Прибыв в Екатеринбург Ярцев, конечно же, узнал о содержании в городе царской семьи.


Через год подполковник Георгий Владимирович Ярцев, начальник Екатеринбургской учебной инструкторской школы, в июне 1919 г. был допрошен следователем Соколовым, назначенным адмиралом А. Колчаком, для расследования факта убийства царской семьи. В ходе допроса он пояснил, что летом 1918 года он входил в состав группы офицеров из Военной Академии Генерального штаба, которая пыталась предпринять определённые действия для спасения царской семьи.


Эту группу назвали «пятеркой помощи» царской семье. Во главе группы был капитан лейб-гвардии 2 артиллерийской бригады Дмитрий Аполлонович Малиновский. В июне 1918 года он прибыл в г. Екатеринбург по заданию Петроградской антибольшевистской организации генерала Б.В. Шульгина. Эта организация, состоящая в основном из офицеров, ставила своей целью свержение власти большевиков, установление военной диктатуры и созыв Земского собрания для выбора формы правления государством. Капитану Малиновскому предстояло выяснить условия, в которых содержалась царская семья, и принять меры к облегчению ее участи вплоть до вывоза из города. Присмотревшись к окружающим, капитан близко сошелся с капитаном Г.В. Ярцевым и другими офицерами из Академии. Офицеры, связавшись с царским доктором Деревенко, получили от него план комнат, где жила семья, узнали о режиме их дня и условиях содержания. Они разработали два плана по спасению царской семьи. Первый предполагал держать в готовности группу, способную в любой момент, в случае изгнания большевиков, занять дом Ипатьева и сохранить семью. Второй был планом дерзкого нападения на дом Ипатьева и увоза семьи. Для исполнения планов требовались не малые деньги, а их не было.


16 июля 1918 года подполковник Ярцев пришел в монастырь к монахине Августине и от нее узнал, что продукты охрана приняла в последний раз со словами: «Сегодня возьмем, а завтра уже не носите. Не надо». Офицеры поняли, что означали эти слова. На следующий день никого из царской семьи уже не было в живых, они были расстреляны в ночь с 16 на 17 июля в подвале Ипатьевского дома. В ночь на 25 июля 1918 г. под натиском чешских и белых войск красные оставили Екатеринбург.


После описанных событий Георгий Владимирович с 5 мая 1919 года был начальником Екатеринбургской учебной инструкторской школы, а затем начальником школ в Томске и под Читой. Участвовал в Сибирском Ледяном походе. Жил в эмиграции в Китае. К 1932 году перебрался в Шанхай, а после 1949 года – в США. Умер Георгий Владимирович в 1957 году в Сан-Франциско и был похоронен на Сербском кладбище в Колме.


В данной статье мы только попытались приподнять завесу таинственных хитросплетений, которые преподносит нам история. Мы попытались раскрыть тайну переплетения судьбы царской семьи и лишь только некоторых, каждого по-своему значимого выпускника Сибирского кадетского корпуса. Как странно, что один выпускник принимал непосредственное участие в фактическом аресте царской семьи, в тоже время как другие предпринимали попытки к спасению оной. Увы, их попытки остались тщетны.


Литература:
1. РГВИА Ф. 330, оп. 56, д.459
2. ИГАОО Ф 19 оп.1 д. 264 л.14-14об
3. Газета «Русский инвалид», 09.03.1917
4. Газета «Русский инвалид», 14.03.1917 и 09.05.1917.
5. Островский Л.К. Поляки в западной Сибири в конце XIX – первой четверти XX века: диссертация на соискание учёной степени доктора исторических наук: 07.00.02. г. Новосибирск, 2014. С. 121-122.
6. Алексеев В.В. Гибель царской семьи: мифы и реальность. Сборник документов Екатеринбург, 1993, 203 стр.
7. Из статьи «Монахиня Августина (Гребнева)» Церковно-исторический кабинет Александро-Невского Ново-Тихвинского женского монастыря. г. Екатеринбург ) Интернет ресурс http://www.rocorstudies.org/church-people/clergy-and-monastics/2013/10/15/nun-avgustina-yekateringburg/ (Дата обращения 25.12.2016)
8. Росс Н.Г. Гибель Царской семьи. Франкфурт-на-Майне, 1987, С. 393



Автор: boez_za_very


Доклад окончен.
Tags: 1917, 1918, Гражданская война, Корнилов, Омский кадетский корпус, Персоналии
Subscribe

Posts from This Journal “Гражданская война” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments