stariy_voin (stariy_voin) wrote,
stariy_voin
stariy_voin

Союзники антибольшевистского движения и переворот 18 ноября 1918 г. в Омске



18 ноября 1918 г. образованная в Уфе Директория прекращает своё существование, Временное Всероссийское правительство преобразуется в Российской правительство. А.В. Колчак объявлен Верховный Правителем антибольшевистской России и Верховным главнокомандующим. Закончилась эпоха «демократической контрреволюции». Теперь союзникам белого движения предстояло вести переговоры с военной диктатурой, не обращая внимания на местные представительные органы.



Фото: Гинс Георгий Константинович.



Как характеризовал подобный расклад Г.И. Гинс: «Время управлениям адмирала Колчака с внешней стороны кажется более простым. Но внутренне этот период много сложнее. До 18 ноября все события носили местный, сибирский колорит; после переворота они стали общегосударственными. Только в этот период сказывается на всех событиях решающее значение интервенции».
Новый режим также испытывал необходимость не только в предоставлении военной помощи от союзников, но и в дипломатическом признании. Здесь важно отметить, что сведенья о готовившемся перевороте не оставались безызвестными представителям союзников.



Фото: Пепеляев, Виктор Николаевич.



Ещё в сентябре 1918 г. в разговоре одного из лидеров партии кадетов, будущем архитекторе переворота 18 ноябре В.Н. Пепеляева с чехословацким генералом Р. Гайдой шла речь об установлении диктатуры. Последний, в свою очередь, не имел ничего против будущего переворота.
На западе, по донесениям русских послов, известие о перевороте приняли несколько настороженно. Были даже опасения, что приход А.В. Колчака к власти повлечёт за собой Гражданскую войну внутри белого движения. Если говорить об осведомлённости союзников о ситуации в Сибири, можно отметить тот факт, что А.В. Колчака во время его возвращения в Омск накануне переворота сопровождали два члена военной миссии: полковник Дж.Ф. Нилсон и капитан Л. Стевени. Нет каких-либо сведений, что они, как представители Великобритании внесли свою лепту в события 18 ноября. Вскоре Дж.Ф. Нилсон даже составил официальный рапорт о своих действиях перед переворотом, который был получен в Лондоне в январе 1919 г. Свои подозрения он характеризует следующим образом: «Я сознавал, что замышляется государственный переворот, и ясно дал понять, что британцы не будут принимать в нем участие».



Фото: Морис Жанен.


По мнению главнокомандующего союзными войсками в Сибири и на Дальнем Востоке французского генерала М. Жанена Великобритания приложила усилия для прихода А.В. Колчака к власти. По версии М. Жанена, глава британской военной миссии в России, генерал А. Нокс был прекрасно осведомлен о грядущем заговоре. В момент переворота А. Нокс, находившийся во Владивостоке, действительно догадывался о предстоящих в Омске событиях, как он сам позднее отмечал.



Фото: Сэр Альфред Уильям Фортескью Нокс



Спустя всего 10 дней, 28 ноября 1918 г., А. Нокс отправит в Военное министерство Великобритании следующую директиву: «Британские офицеры или британские войска ни в коем случае не должны принимать никакого участия в любых операциях или движениях политического характера». Наоборот, П.С. Семенов, проводивший разведывательную работу в тылу у белых, считал, что к приходу А.В. Колчака к власти приложили руку французы. Якобы, за день до переворота его кандидатура активно обсуждалась в поезде французской военной миссии. Таким образом, возникает миф о помощи, оказываемой А.В. Колчаку в приходе к власти. Причём эти гипотезы удивительным образом пересекаются с другим мифом, а именно о роли немецкой разведки в Октябрьской революции.



Фото. А.В. Колчак.


Подобное поведение союзников, взаимные обвинения связаны были, прежде всего, с тем, что они преследовали в Сибири свои личные интересы, пытаясь, зачастую, переиграть друг друга. Союзнические дипломаты, члены военных миссий ориентировались в обстановке гораздо лучше, чем политики в европейских столицах. Скорее всего, в Омске они предчувствовали грядущие изменения, однако, в силу разных причин, предпочитали выжидать, ждали, какое из направлений антибольшевистского лагеря одержит вверх. Однако, учитывая состояние связи с зарубежными столицами, союзнические дипломаты, члены военных миссий, предпочитали на месте принимать решение, не ставя в известность свои правительства. Тем более, что за рубежом было гораздо сложнее оценивать политическую обстановку в Западной Сибири, анализировать без точных данных политических вес деятелей контрреволюции. Представителям союзных сил на местах зачастую также было сложно определиться с помощью. Поэтому они придерживались политики невмешательства во внутренней борьбе антибольшевистских кругов. Как ранее отмечалось исследователями, в документах Российского правительства А. В. Колчака не найдено сведений, говорящих о прямом участии союзников в подготовке и осуществлении переворота. «Наконец, как показывают белогвардейские документы, среди держав Антанты также не было единодушия, какую же из имеющихся антисоветских партий и группировок признать за главную, так как этому мешали внутренние противоречия среди них самих. Таким образом, омский переворот 18 ноября 1918 г. был отражением ряда причин, приведших борющиеся за власть группировки к положению, когда выход можно было искать только в установлении власти диктатора»



Источник: М.М. СТЕЛЬМАК. г. Омск, Исторический архив Омской области



Доклад окончен.
Tags: 1918, Гражданская война, Колчак
Subscribe

Posts from This Journal “Колчак” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments