stariy_voin (stariy_voin) wrote,
stariy_voin
stariy_voin

Союзники антибольшевистского движения и переворот 18 ноября 1918 г. в Омске



18 ноября 1918 г. образованная в Уфе Директория прекращает своё существование, Временное Всероссийское правительство преобразуется в Российской правительство. А.В. Колчак объявлен Верховный Правителем антибольшевистской России и Верховным главнокомандующим. Закончилась эпоха «демократической контрреволюции». Теперь союзникам белого движения предстояло вести переговоры с военной диктатурой, не обращая внимания на местные представительные органы.



Фото: Гинс Георгий Константинович.



Как характеризовал подобный расклад Г.И. Гинс: «Время управлениям адмирала Колчака с внешней стороны кажется более простым. Но внутренне этот период много сложнее. До 18 ноября все события носили местный, сибирский колорит; после переворота они стали общегосударственными. Только в этот период сказывается на всех событиях решающее значение интервенции».
Новый режим также испытывал необходимость не только в предоставлении военной помощи от союзников, но и в дипломатическом признании. Здесь важно отметить, что сведенья о готовившемся перевороте не оставались безызвестными представителям союзников.



Фото: Пепеляев, Виктор Николаевич.



Ещё в сентябре 1918 г. в разговоре одного из лидеров партии кадетов, будущем архитекторе переворота 18 ноябре В.Н. Пепеляева с чехословацким генералом Р. Гайдой шла речь об установлении диктатуры. Последний, в свою очередь, не имел ничего против будущего переворота.
На западе, по донесениям русских послов, известие о перевороте приняли несколько настороженно. Были даже опасения, что приход А.В. Колчака к власти повлечёт за собой Гражданскую войну внутри белого движения. Если говорить об осведомлённости союзников о ситуации в Сибири, можно отметить тот факт, что А.В. Колчака во время его возвращения в Омск накануне переворота сопровождали два члена военной миссии: полковник Дж.Ф. Нилсон и капитан Л. Стевени. Нет каких-либо сведений, что они, как представители Великобритании внесли свою лепту в события 18 ноября. Вскоре Дж.Ф. Нилсон даже составил официальный рапорт о своих действиях перед переворотом, который был получен в Лондоне в январе 1919 г. Свои подозрения он характеризует следующим образом: «Я сознавал, что замышляется государственный переворот, и ясно дал понять, что британцы не будут принимать в нем участие».



Фото: Морис Жанен.


По мнению главнокомандующего союзными войсками в Сибири и на Дальнем Востоке французского генерала М. Жанена Великобритания приложила усилия для прихода А.В. Колчака к власти. По версии М. Жанена, глава британской военной миссии в России, генерал А. Нокс был прекрасно осведомлен о грядущем заговоре. В момент переворота А. Нокс, находившийся во Владивостоке, действительно догадывался о предстоящих в Омске событиях, как он сам позднее отмечал.



Фото: Сэр Альфред Уильям Фортескью Нокс



Спустя всего 10 дней, 28 ноября 1918 г., А. Нокс отправит в Военное министерство Великобритании следующую директиву: «Британские офицеры или британские войска ни в коем случае не должны принимать никакого участия в любых операциях или движениях политического характера». Наоборот, П.С. Семенов, проводивший разведывательную работу в тылу у белых, считал, что к приходу А.В. Колчака к власти приложили руку французы. Якобы, за день до переворота его кандидатура активно обсуждалась в поезде французской военной миссии. Таким образом, возникает миф о помощи, оказываемой А.В. Колчаку в приходе к власти. Причём эти гипотезы удивительным образом пересекаются с другим мифом, а именно о роли немецкой разведки в Октябрьской революции.



Фото. А.В. Колчак.


Подобное поведение союзников, взаимные обвинения связаны были, прежде всего, с тем, что они преследовали в Сибири свои личные интересы, пытаясь, зачастую, переиграть друг друга. Союзнические дипломаты, члены военных миссий ориентировались в обстановке гораздо лучше, чем политики в европейских столицах. Скорее всего, в Омске они предчувствовали грядущие изменения, однако, в силу разных причин, предпочитали выжидать, ждали, какое из направлений антибольшевистского лагеря одержит вверх. Однако, учитывая состояние связи с зарубежными столицами, союзнические дипломаты, члены военных миссий, предпочитали на месте принимать решение, не ставя в известность свои правительства. Тем более, что за рубежом было гораздо сложнее оценивать политическую обстановку в Западной Сибири, анализировать без точных данных политических вес деятелей контрреволюции. Представителям союзных сил на местах зачастую также было сложно определиться с помощью. Поэтому они придерживались политики невмешательства во внутренней борьбе антибольшевистских кругов. Как ранее отмечалось исследователями, в документах Российского правительства А. В. Колчака не найдено сведений, говорящих о прямом участии союзников в подготовке и осуществлении переворота. «Наконец, как показывают белогвардейские документы, среди держав Антанты также не было единодушия, какую же из имеющихся антисоветских партий и группировок признать за главную, так как этому мешали внутренние противоречия среди них самих. Таким образом, омский переворот 18 ноября 1918 г. был отражением ряда причин, приведших борющиеся за власть группировки к положению, когда выход можно было искать только в установлении власти диктатора»



Источник: М.М. СТЕЛЬМАК. г. Омск, Исторический архив Омской области



Доклад окончен.
Tags: 1918, Гражданская война, Колчак
Subscribe

Posts from This Journal “Колчак” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 12 comments