stariy_voin (stariy_voin) wrote,
stariy_voin
stariy_voin

Крах колчаковской столицы. Начдив Эйхе в Омской операции





В последнюю декаду октября 26-я дивизия, так же как и другие соединения 5-й армии, быстро продвигалась вперед. 31 октября дивизия вышла в своей полосе наступления к реке Ишим и, не задерживаясь, переправилась через нее.
В начале ноября соедииения шли дальше, по-прежнему встречая сильное сопротивление неприятеля.
4 ноября севернее Петропавловска 43-й полк 5-й дивизии, которым командовал В. И. Чуйков, вел весь день упорный бой с двумя полками противника. Обходя полк с фланга, белые окружили и пленили один из батальонов соседней, 27-й дивизии. Узнав об этом, В. И. Чуйков с 14-ю конными разведчиками бросился в атаку, увлекая за собой весь полк. Это вызвало панику в неприятельских рядах. Плененный батальон был освобожден. Полк взял пленными около 300 белогвардейцев, захватил много винтовок. Командир полка В. И. Чуйков за этот подвиг был награжден орденом Красного Знамени.



Фото: Командир 43-й полка 5-й дивизии Василий Иванович Чуйков



В этот же день неподалеку от города Ишим под селом Вакоринское отличился в бою командир кавалерийского эскадрона 30-й дивизии К. К. Рокоссовский. В критический момент боевых действий, которые вела дивизия, он во главе эскадрона стремительно пошел в атаку на врага, захватил вражескую артиллерийскую батарею. По приказанию Рокоссовского батарейцы повернули орудия и открыли огонь по казакам. Противник отступил. За храбрость и отвагу в бою командир эскадрона К. К. Рокоссовский удостоился награждения орденом Красного Знамени.


Фото:  Командир кавалерийского эскадрона 30-й дивизии Константин Константинович Рокоссовский.



После форсирования реки Ишим 5-я армия развернула Омскую операцию, целью которой был разгром отходивших колчаковских частей и овладение Омском — столицей Колчака.
На главном операционном направлении наступали три дивизии 5-й армии: 26, 27 и 35-я. При этом 26-я дивизия прикрывала правый фланг группы, действующей на омском направлении.


В полосе железной дороги Челябинск — Омск продвигались 27-я дивизия И. Ф. Блажевича и 35-я К. А. Неймана.



Фото: Начальник  27-й дивизии Иосиф Францевич Блажевич.




Фото: Начальник  35-й дивизии Константин Августович Нейман



На втором операционном направлении 5-й армии — кокчетавском — действовали 54-я стрелковая и кавалерийская дивизии, образовавшие Кокчетавскую группу войск.
Наступавшая севернее железной дороги 27-я дивизия продвигалась стремительно. Прикрываясь огнем с бронепоездов, противник вынужден был отходить.
26-я дивизия преследовала Степную группу противника. Эта группа включала 5-ю Сибирскую казачью дивизию, 1-ю пехотную дивизию и 2-ю Оренбургскую кавалерийскую бригаду.



Фото: Начальник 26 дивизии Генрих Христофорович Эйхе.



Эйхе понимал, что от решительных действий 26-й дивизии во многом зависел успех всей армейской операции. Чтобы 27-я дивизия не подверглась фланговому удару, темпы продвижения 26-й должны были быть столь же высокими. И Эйхе стремился идти вперед так же быстро, как его соседи.
В разговорах с Эйхе многие командиры сетовали на то, что 26-й не повезло. 27-я будет брать Омск, ей-де и достанется вся слава.
На войне нет счастливых и несчастливых направлений,— отвечал Эйхе, — а успехи достигаются совместными усилиями. Иногда захват безвестных деревень обеспечивает взятие большого города.
13 ноября в штаб 26-й дивизии позвонил М. Н. Тухачевский.



Фото: Командующий 5-й армией Михаил Николаевич Тухачевский



Выслушав доклад Эйхе, он приказал подготовиться к форсированию реки Иртыш.
По данным наших разведчиков, река покрылась льдом, а это значительно облегчает нашу задачу, и она будет выполнена, — доложил Эйхе.
Противник сделал лишь слабую попытку задержать наши бригады на западном берегу Иртыша и вскоре начал поспешно отходить. В ночь на 15 ноября дивизия перешла Иртыш. Объяснение поспешному отступлению противника Эйхе получил утром 15 ноября. Накануне 27-я дивизия освободила Омск, захватив тысячи пленных и трофеи, не поддающиеся учету.
Омская операция родила десятки героев боев за освобождение Сибири. Среди них был и инструктор пулеметного дела 240-го полка 27-й дивизии Р. Я. Малиновский. Вместе со своими пулеметчиками он не раз ходил в атаку на врага, обеспечивая успех боевых действий родного полка.


Фото: Инструктор пулеметного дела 240-го полка 27-й дивизии Родион Яковлевич Малиновский



После взятия Омска 5-я армия продвинулась от реки Иртыш на восток и тем обеспечила себе важный рубеж для дальнейшего наступления в глубь Сибири. Кокчетавская группа овладела городом Кокчетав и прилегающим к нему районом.


КОМАНДАРМ 5-й КРАСНОЗНАМЕННОЙ


19 ноября 1919 года начальника 26-й дивизии вызвал М. Н. Тухачевский. Эйхе решил, что вызов связан с предстоящей операцией по освобождению Восточной Сибири и Алтая. М. Н. Тухачевский имел привычку советоваться с начдивами. Обычно на такие встречи приглашался и начальник штаба. Но на этот раз вызвали его одного. Адъютант командующего от объяснения уклонился и только передал Эйхе просьбу Тухачевского прибыть как можно скорее.
В Омске все говорило о поспешном бегстве колчаковцев и о том, что через город недавно прошел фронт. Пути на железнодорожных станциях были забиты эшелонами с войсками, а также вагонами с тыловыми службами наших дивизий, ушедших вперед. По улицам под конвоем красноармейцев проходили колонны пленных.
Штаб армии, прибывший из Челябинска, обосновался в бывшем генерал-губернаторском дворце.


Фото: Бывший генерал-губернаторский дворец



В большом кабинете М. Н. Тухачевского находились члены Реввоенсовета и начальник штаба армии Я. К. Ивасиов. Пожимая руку Эйхе, М. Н. Тухачевский обратился к присутствующим:
Вот вам и новый командарм.
До Эйхе не сразу дошел смысл этих слов. Он вопросительно посмотрел на Тухачевского.
Не удивляйтесь, Генрих Христофорович. Я говорю о вас. Получен приказ Реввоенсовета. Вы назначены командармом 5-й. Меня отзывают в Москву. Искренне рад тому, что передаю армию именно вам — ее ветерану, прошедшему с ней весь боевой путь. Вы со своей дивизией остановили Колчака у Волги и теперь будете его добивать на Оби и Енисее. Сожалею, что мне не дают завершить кампанию, но, как говорят, начальству виднее. Представлять вас в штабе армии не имеет смысла: и вы всех хорошо знаете, и вас знают. Все остаются на своих местах.


Фото: Командующий 5-й армией Михаил Николаевич Тухачевский



В ответ на вопрос Эйхе, кому передать дивизию, М. Н. Тухачевский сказал:
Вопрос о начдиве 26-й решайте сами совместно с Реввоенсоветом армии. Дивизия ваша, и никто лучше вас не знает ее людей.
Поскольку здесь весь Реввоенсовет армии, — ответил Эйхе, — считаю необходимым хотя бы предварительно согласовать вопрос о начдиве 26-й. Думаю передать дивизию Яну Петровичу Гайлиту. Он один из самых опытных комбригов армии и давно достоин выдвижения.
Возражений нет, — ответил Тухачевский. — В дивизии не задерживайтесь, мне нужно отбывать.
По дороге домой, как Эйхе часто называл свою дивизию, мысли возвращались к неожиданному назначению.
Он испытывал двойственное чувство. Почетно возглавить армию, в которой начинал службу командиром отряда. Но, с другой стороны, жаль расставаться с дивизией, ее людьми, да и забот прибавлялось: вместо одной теперь под командование поступают четыре дивизии.
Комиссар дивизии В. Г. Бисярин, которому Эйхе передал разговор в Реввоенсовете, согласился с тем, что Гайлит наиболее подходящая кандидатура на должность начдива.



Фото: Комиссар 26-й дивизии Бисярин, Василий Григорьевич



Но поскольку он со своей бригадой ушел далеко вперед, а Эйхе не имел возможности ждать, во временное командование дивизией вступил начальник штаба А. М. Вольпе.


Фото: Начальник штаба 26-й дивизии Вольпе Абрам Миронович



Когда через несколько дней Эйхе в присутствии Бисярина поздравил Гайлита с повышением по службе, он воспринял известие до обидного спокойно.
Есть принять дивизию, — только и сказал Гайлит.
«Видно, все латыши такие, — подумал Эйхе, — и в радости, и в горести спокойны, как будто бы ничего особенного не случилось. Получил под команду дивизию — рад, наверное, а воспринял так, будто речь идет о ком-то другом».
Обращаясь к Гайлиту, Эйхе сказал:
Задача дивизии должна быть вам ясна. Совместно с партизанами быстрее выбросить белых с Алтая.
Не везет нашей дивизии, — ответил Гайлит. — 27-я и 35-я громят главные силы Колчака, нацелены на Новониколаевск, а нам досталось второстепенное направление. Может быть, новый командарм по старой дружбе его изменит?
Подчас Гайлита трудно было понять, шутит он или говорит серьезно. Но, зная его дисциплинированность, Эйхе принял эти слова как выражающие горячее желание начдива быть там, где труднее.


Фото: Гайлит Ян Петрович



Дорогой Ян Петрович, — ответил Эйхе, — учитывая наше давнишнее знакомство, так и быть, открою вам секрет. Направление 26-й дивизии столь же важно, как и
27-й и 35-й. Если Колчак попытается зацепиться у Ново-николаевска, вы повернете дивизию на север, ударите ему в тыл и поможете всей армии.
Все ясно, товарищ командующий, — отчеканил Гайлит.
Сдача дел не заняла у М. Н. Тухачевского много времени. 25 ноября 1919 года были подписаны два приказа по армии. В первом говорилось: «Сего числа, отправляясь к месту моего нового назначения, па основании постановления Реввоенсовета Республики от 17 ноября, сдал командование армией тов. Эйхс. Командарм 5-й Тухачевский». Г. X. Эйхе в своем приказе писал: «Сего числа я вступил в командование войсками 5-й армии»
В тот же день в состав 5-й армии включили 30-ю и 51-ю стрелковые дивизии 3-й армии.
Фактически под вашим командованием не армия, а фронт, — говорил М. Н. Тухачевский. — За время гражданской войны еще ни одна армия не имела в своем составе шести дивизий, и каких дивизий. Теперь Колчак побежит перед вами еще быстрее.
Осенью 1919 года у 5-й армии появился еще один опасный враг — тиф. Эпидемия тифа свирепствовала в армии Колчака, в уральских и сибирских губерниях. 5-я армия проходила через районы, пораженные тифом. Заболевания становились все более частыми. Число больных превышало даже потери, понесенные за время октябрьских боев 1919 года. В начале ноября в армии пришлось создать Чрезвычайную комиссию по борьбе с тифом под председательством заместителя командующего армией Н. И. Устичева.
В первых числах декабря заболел начальник штаба армии Я. К. Ивасиов.



Фото: Начальник штаба 5-й армии Ивасиов Яков Клементьевич



Его хорошо знали и глубоко уважали все, с кем бы он ни встречался в штабе и войсках. Бывший офицер Ивасиов пришел в оперативный отдел армии под Казанью. Оп был грамотным штабным работником, учился в Академии Генерального штаба, отличался исключительной работоспособностью. В любое время суток его можно было видеть в штабе склонившимся над документами и картами. Ровный в отношениях с людьми, он был хорошим товарищем, приветливым, веселым, остроумным. Будучм начальником оперативного отдела, а затем начальником штаба, Ивасиов принимал непосредственное участие в разработке планов операций 5-й армии. Он прошел с армией весь путь от Волги до Омска. Врачи обнаружили у него признаки туберкулеза и настоятельно советовали чередовать напряженную работу с отдыхом. Ивасиов только отмахивался от этих советов. Узнав об этом, Эйхе попросил его выполнить предписание врачей. Только после этого он отправился в госпиталь. Ослабленный организм не справился с болезнью.
В приказе, посвященном памяти Я. К. Ивасиова, безвременно ушедшего из жизни, Г. X. Эйхе подчеркнул его большие заслуги перед Красной Армией и глубокую преданность народу. Бойцы и командиры гарнизона, тысячи жителей Омска пришли на Казачье кладбище, чтобы отдать последний долг славному военачальнику.



Фото: Казачье кладбище в Омске.



Заслуги Я. К. Ивасиова перед Советской страной были высоко оценены Реввоенсоветом Республики, наградившим его орденом Красного Знамени.
После кончины Ивасиова временно исполняющим обязанности начальника штаба армии назначили Г. Я. Кутырева, бывшего до этого начальником штаба 12-й армии.
Принимая командование армией, Г. X. Эйхе внимательно проанализировал данные войсковой и агентурной разведки. Они говорили о том, что Колчак еще до оставления Омска спешпо отвел 1-ю армию генерала Пепеляева к Томску и Новониколаевску для переформирования. Пепеляеву было приказано формировать новые корпуса и навести порядок в белогвардейском тылу.


Фото: Эйхе Г.Х. среди членов РВС НРА ДВР.



Перед фронтом 5-й армии отходили части 2-й и 3-й армий генералов Войцеховского и Каппеля. Они стремились задержать продвижение 5-й армии, обеспечивая возможность для перегруппировки белогвардейских войск в глубоком тылу. В районе Кокчетав, Акмолинск действовала армия генерала Дутова, насчитывающая около 30 тыс. штыков и сабель. Против Дутова была выдвинута Кокчетавская группа наших войск под командованием начальника 59-й дивизии Ф. К. Калнина.



Фото: Калнин Фридрих Карлович, начальник 59-й дивизии.



После оставления Омска Колчак и его окружение лихорадочно искали выход из сложившегося положения.
Одни планы сменялись другими. 20 ноября 1919 года в Новониколаевске под председательством Колчака состоялось совещание. Решался вопрос: продолжать ли борьбу в Западной Сибири или форсировать отход на восток. После длительных споров приняли решение под прикрытием арьергардов отвести основные силы армии на восток; там, опираясь на поддержку японских интервентов, переформировать армию и продолжать борьбу. Колчак заявил на совещании о своем намерении остановить наступление 5-й армии на реке Обь или восточнее ее.
Однако это решение не учитывало реальной обстановки, в частности все более усиливающегося разложения белой армии. На него указывала снова вспыхнувшая борьба колчаковских генералов за власть.
Еще в Омске генерал Пепеляев сделал попытку сместить Колчака с поста «верховного правителя», но из этой попытки тогда ничего не вышло. После совещания в Новониколаевске Пепеляев еще раз попытался взять верховную власть в свои руки. На станции Тайга он арестовал Колчака. Но генералитет не поддержал акцию Пепеляева, и ему пришлось его освободить.
Основная масса колчаковских войск, отступая, стремилась как можно быстрее оторваться от наших передовых частей. Допустить этого было нельзя. Приходилось прибегать к испытанному способу, не раз применявшемуся раньше: пехоту сажали на сани, и темпы продвижения заметно возрастали.



Фото: Эйхе Г.Х принимает парад войск.



Командарм торопил начдивов, требуя идти вперед и только вперед, не выходить из боевого соприкосновения с противником, не давать ему возможности закрепиться. Вместе с тем Эйхе учитывал, что непрерывное продвижение таит в себе известную опасность. Он часто обращал внимание штаба армии, начальников и штабов дивизий на то, чтобы преследование не превратилось в беспорядочное, огульное продвижение вперед. Противник может контрударом остановить войска. Он требовал никогда не забывать о разведке. Если она поставлена хорошо, говорил он, никаких неожиданностей быть не может...


Доклад окончен.


Источники:
Картина "Крах колчаковской столицы". худ. К Белов.
Тарасов Е.П.Краском Генрих Эйхе. — М: Воениздат, 1975.
Фотофонд Государственного центрального музея современной истории России.
Сайт https://pastvu.com
Tags: 1919, Гражданская война, Колчак
Subscribe

Posts from This Journal “Гражданская война” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 11 comments