stariy_voin (stariy_voin) wrote,
stariy_voin
stariy_voin

"Александр Васильевич очень любил кадет и внимательно к ним относился". Колчак и омские кадеты.

…Читай военную историю и дела
великих людей и учись по ним, как надо
поступать, – это единственный путь,
чтобы стать полезным слугой Родине.
Нет ничего выше Родины и служения Ей.
Адмирал А. В. Колчак.
Из письма сыну Ростиславу, октябрь 1919 г.


Фото: Верховный Правитель Российского Государства и Верховный Главнокомандующий Русской Армией адмирал Александр Васильевич Колчак. Омск, 1919 год.
Фотокопия из фондов Центра изучения истории Гражданской войны в Омске. Оригинал, переданный бывшим военным министром правительстваи А. В. Колчака генералом А. П. Будбергом, хранится в Музее Общества ветеранов Первой мировой войны в г. Сан-Франциско (США).
Копия фотографии была передана в Центр художницей В. В. Владимировой, научным сотрудником Дома русского зарубежья имени А. Солженицына в г. Москве.

Конец августа 1918 г. – июль 1919 г. – это время восстановления и функционирования кадетского корпуса в Омске, при Временном Сибирском и Всероссийском (Омском) правительствах, почти что на дореволюционных, за исключением монархических символов, основаниях. 31 августа 1918 г. в должность директора 1-й Сибирской гимназии военного ведомства вступил генерал-майор В.Д. Нарбут (1873 – 1945), занимавший ее затем до 1921 года .


Фото:генерал-майор Владимир Дмитриевич Нарбут

Уволенные большевиками ротные командиры, офицеры-воспитатели и преподаватели были возвращены на прежние должности . 6 сентября кадетам, как и всей Сибирской армии, вернули погоны. Наконец, 16 сентября 1918 г. молебном в корпусном храме начался новый учебный год .
Хотя командование требовало от воинских начальников откомандировать всех детей для возобновления учебы, и был соответствующий приказ по Сибирской армии , тем не менее, далеко не все кадеты вернулись в корпус. Так, остался в армии младший брат знаменитых колчаковцев В.Н. и А.Н. Пепеляевых Логин. Вместе с братом Анатолием он работал в томском подполье и участвовал в походе на восток, где при столкновении паровозов получил увечья. Едва поправившись, вместо того, чтобы возвратиться в кадетский корпус, Л.Н. Пепеляев поступил добровольцем в Томский гусарский полк и со своим подразделением, приданным Партизанской бригаде полковника И.Н. Красильникова, снова уехал на восток. Этот восемнадцатилетний юноша, подававший большие надежды как художник, был смертельно ранен в голову во время атаки на красных партизан (01.01.1919) .

Особенностью 1918/1919 учебного года стало то, что в корпус явилось около ста кадет других корпусов. Они предъявляли в канцелярии свои отпускные билеты и просили о зачислении в списки корпуса. Сначала их прикомандировывали, а потом и перевели. Особенно большой приток таких кадет со стороны был во 2-ю роту (средний возраст). Из-за перегруженности 5-го класса пришлось создать в нем дополнительное 3-е отделение, в которое и зачисляли всех прикомандированных. Кадеты-омичи в шутку прозвали его «иностранным отделением» .


Фото: Парад британского экспедиционного корпуса. 1919 г.  Омск

Другой особенностью было то, что учебному заведению вернули не все его помещения. На третьем этаже корпуса размещалась русская контрразведка во главе с полковником, состоявшим на русской службе чехом; большинство солдат этой контрразведки составляли чехи . Начальник военного контроля полковник Иозеф Иозефович Зайчек не только работал, но и жил на 3-м этаже кадетского корпуса . Помещение 2-й роты занимал особый отряд чехословаков. Они же, чехи, содержали своих раненых в корпусном лазарете  и занимали его, как минимум, до апреля 1919 г.

С приходом к власти адмирала А.В. Колчака 1-ю Сибирскую гимназию военного ведомства переименовали в 1-й Сибирский кадетский корпус (в феврале 1919 г.) и вернули ему прежнюю строевую организацию. 1-й роте выдали винтовки и боевые патроны . Всю зиму 1918 – 1919 гг. эта рота не только училась, но еще и несла карауль-ную службу у дворца генерал-губернатора, где располагались кабинет и канцелярия Верховного Правителя и заседал Совет министров. В караул назначалось по 11 человек, кадеты стояли на трех постах .
Во время большевистского восстания в ночь на 22 декабря 1918 г. 1-ю роту подняли по тревоге и выставили от нее караул к корпусной электростанции. Часовых пришлось менять каждые 15 минут, т.к. мороз был более 40 градусов. Рота прокараулила всю ночь, готовая выступить на поддержку гарнизона, но ее так никуда и не послали. Утром 22 декабря роте привезли на грузовике полушубки и шапки-ушанки. Два-три она пробыла в боевой готовности, а потом вернулась к нормальному учебному процессу .

В начале 1919 г. в 5-м классе, восхищенном подвигами Б.В. Анненкова, возник сговор с целью побега на фронт к атаману. В феврале «заговорщики» группами по два – три человека самовольно покинули корпус и собрались в Семипалатинске, где вступили добровольцами в Азиатский батальон 3-го Сводно-партизанского пехотного полка Партизанской дивизии. После переброски этого полка в Екатеринбург, из кадет в нем была сформирована команда разведчиков под началом кадета-омича Александра Вахрушева, участвовавшая в целом ряде боев на Урале. В одном из них, под Богоряками, был убит кадет 5-го класса Борис Тилле. В конце июля 1919 г., по приказу свыше, кадет откомандировали из полка обратно в корпус .

На военных парадах, которые часты были в столичном Омске, 1-й Сибирский кадетский корпус всегда был первой частью, проходившей перед Верховным Правителем церемониальным маршем. А.В. Колчак не упускал корпус из поля своего зрения, участвовал в судьбе, как всего учебного заведения, так и отдельных кадет. Когда покончил жизнь самоубийством кадет 6-го класса Евгений Дурново (20.04.1919), директор генерал В.Д. Нарбут писал рапорты по этому делу лично Колчаку (24.04 и 10.05.1919) . Известно повеление Верховного Правителя о принятии в корпус на казенный счет, в изъятие общих правил, 16-летнего ученика 4-го класса Пермского реального училища Леонида Темникова – сироты, сына замученного большевиками начальника Мотовилихинского завода горного инженера Ивана Никаноровича Темникова .
Корпус находился совсем рядом с резиденцией Верховного Правителя, и адмирал иногда бывал на службах в корпусном храме; при посещениях заведения он неоднократно имел беседы с кадетами . В воспоминаниях из этого своего общения с Колчаком питомцы корпуса делали вывод, что Александр Васильевич «очень любил кадет и внимательно к ним относился» . Последние, очевидно, отвечали ему взаимностью. Поэтому в 1920 г. они так тяжело восприняли известие о расстреле своего верховного вождя, прибавив к неофициальным корпусным традициям еще один траурный день – 7 февраля. Уже в эмиграции, в Югославии, у них возникла традиция собирать в этот день, как они говорили, «день смерти нашего адмирала Колчака», тридцать русских серебряных монет и отсылать их во Францию французскому генералу М. Жанену, как Иуде Искариотскому, за предательство «на смерть большевикам» Верховного Правителя России .


Фото: Здание лазарета 1-го Сибирского кадетского корпуса. Омск. 1919 год.

В мае 1919 г. 1-й Сибирский кадетский корпус благополучно закончил учебный год. Выпускной класс отправился на Томские военно-училищные курсы . Вместе с кадетами, окончившими Иркутский корпус, омичи составили в нем 3-ю роту полковника Вишневского и уже в июле, после трехмесячного курса, были произведены в подпоручики; почти все они попали на укомплектование офицерского кадра 2-го полка Добровольческой дивизии генерала П.П. Крамаренко .
Остальные кадеты были распущены в летний отпуск, и многие поехали летом 1919 г. «на каникулы» не по домам, а в строевые части. Наиболее яркий пример – кадет Павел Дмитриевич Афанасьев (? – 1932, г. Гирин, Китай), сын есаула Афанасьева, в мировую войну командира Ишимского отделения конского запаса. В 1918 г., будучи добровольцем в Ишимском отряде Западно-Сибирской армии, он был ранен в бою под станцией Голышманово и из-за этого лишился правой руки. Тем не менее, отучившись в корпусе 1918 – 1919 учебный год, вновь ушел на фронт. Стреляя с одной левой руки, он получил за отличия первый офицерский чин. Корпус окончил лишь в 1921 г. на Русском Острове. Несмотря на инвалидность, П.Д. Афанасьев продолжил военную службу и отступил с Земской ратью в Китай в чине хорунжего .

Осенью 1918 г. в Сибирский корпус поступило много воспитанников из кадетских корпусов Европейской России, потерявших связь с родными и знакомыми. Они вынуждены были остаться на лето 1919 г. в корпусе. Часть их, более старших, привлекли к военной подготовке гражданского населения Омска, введенной по приказанию А.В. Колчака. Свободные от этих занятий кадеты, младшие, выполняли в Главном штабе некоторые функции нижних чинов, отправленных Колчаком на фронт. В июне помещение 1-й роты корпуса было предоставлено для расквартирования юнкеров 1-го Омского артиллерийского училища .

Конец июля – конец августа 1919 г. – это период эвакуации 1-го Сибирского кадетского корпуса из Омска на Русский Остров под Владивостоком.
Приближение фронта и перегруженность Омска заставили срочно эвакуировать корпус на восток. Кадет телеграммами собрали к 25 июля в Омск. Эшелон корпуса выехал из Омска 30 июля. В нем вместе со всеми офицерами (с их семьями) и кадетами эвакуировалась на восток и часть преподавателей корпуса (также с семьями). Вагонов дали мало, поэтому корпус увез с собой лишь самое необходимое и то в весьма ограниченном количестве. Пришлось оставить в Омске даже большую часть учебников, не говоря уже про фундаментальную библиотеку . 27 августа1919 г. 1-й Сибирский кадетский корпус благополучно прибыл во Владивосток.

Источник:
Шулдяков В.А. Политическая история 1-го Сибирского императора Александра I кадетского корпуса эпохи Революции и Гражданской войны (1917 – 1922 гг.)
Tags: 1918, 1919, Колчак, Омский кадетский корпус
Subscribe

Posts from This Journal “Омский кадетский корпус” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments