stariy_voin (stariy_voin) wrote,
stariy_voin
stariy_voin

...и все было понятно, и сразу все понятно, никаких вопросов. Вперед, и всё. (Часть 2)

Особенности патриотического воспитания кадетов Омского кадетского корпуса ВДВ
Радио "Эхо Москвы"
Передача "Военный совет"
Время выхода в эфир: 21 МАЯ 2016, 12:05
в гостях:
Николай Кравченко
полковник, начальник Омского кадетского корпуса ВДВ, герой советского союза
ведущие:
Анатолий Ермолин, Алексей Дурново


На фото: Николай Васильевич Кравченко, начальник Омского кадетского военного корпуса.


Начало интервью тут:

Продолжение:

А. Ермолин
― Сколько у вас всего воспитанников сейчас?
Н. Кравченко
― Ну, сейчас в данный момент 492 человека.
А. Ермолин
― Ну, это много. Это такая крепкая, большая…
А. Дурново
― Будет больше, ведь…
Н. Кравченко
― А будет – да, по штатной численности будет 560 человек.
А. Ермолин
― 560, да?
Н. Кравченко
― Да. Сейчас пока у нас одной роты не хватает, недобор, а будет 7 рот. Сейчас у нас 6 рот, а будет 7 рот.
А. Ермолин
― У вас полный пансион, да? То есть, они там и живут.
Н. Кравченко
― Да, полный. Все от начала и до конца.
А. Ермолин
― Казарма?
Н. Кравченко
― Казармы – да, нормальные казармы.
А. Ермолин
― Казарма или кубрики?
Н. Кравченко
― Ну, и кубрики есть, и казармы. Ну, половина такая полу казармо-кубриковая система. Но условия все есть. Горячая вода, я помню учился, у нас горячей воды не было, мы холодной водой мылись. А у них горячая вода, душевые. Вот это тоже благодаря министру обороны душевые во всех казармах, во всех видах вооруженных сил. Душевые стоят нормально, люди моются. Бани, и пожалуйста в любое время сам зашел, помылся. Когда там, после спортивных занятий, или (неразборчиво). Все условия.
А. Ермолин
― В самых крутых английских школах специально горячую воду отключают. Не положено будущим элитам баловаться горячей водой.
А. Дурново
― Закаляться.
Н. Кравченко
― Ну, они ребята у нас закаленные, все. Стараемся, чтобы они не болели, все-таки Сибирь у нас. А Сибирь – это много снега, все. Там все у нас много. Вот у нас сейчас тепло, жара 25 градусов, а у вас видите в Москве?
А. Ермолин
― Прохладно.
Н. Кравченко
― Прохладно, и дождь.
А. Дурново
― У нас осень вернулась так локально.
Н. Кравченко
― А у нас крайности такие. Или холод, или вот жарко.
А. Ермолин
― А есть какой-то отсев в ходе… Ну, по мере обучения?
Н. Кравченко
― Есть.
А. Ермолин
― Кто вот понимает, что он ну не туда попал.
Н. Кравченко
― Есть.
А. Дурново
― Давайте знаете, что? Я… Сейчас просто нам пришло время прерваться, потому, что у нас меньше минуты остается. А давайте мы вот ответ на этот вопрос перенесем во вторую половину, у нас сейчас короткие новости и реклама. Никуда не уходите, продолжим разговор об Омском кадетском военном корпусе с начальником училища Николаем Васильевичем Кравченко, героем Советского Союза ровно через 5 минут.
НОВОСТИ.
А. Дурново
― 12 почти 36 в Москве, Анатолий Ермолин, Алексей Дурново, «Военный совет», продолжаем говорить об особенностях военно-патриотического воспитания среди кадетов Омского кадетского военного корпуса с начальником училища Николаем Васильевичем Кравченко, героем Советского Союза. Остановились мы на вопросе об отсеве. Большой ли отсев из училища уже во время обучения?
Н. Кравченко
― Вы знаете, есть такой, но очень маленький. Ну, это где-то может быть состояние здоровья, может быть где-то кто-то скрыл, что у него… Все, он здоров, а потом получается, что проблема со здоровьем – это один момент. Второй момент – по успеваемости. Бывает такое, что вот на первом курсе кто-то вот ну не тянет, или что-то у него не получается. Ну, бывает родители просто напросто хотели учиться… Чтобы сын их учился, а он не хотел. Бывает и такое, что под впечатлением родителей, то есть желанием родителей он идет, а потом понимает, что это не его, и вот так вот. Бывает и по дисциплине, так что вот такие моменты, но это очень редкие, но они бывают.
А. Дурново
― Наш любимый вопрос: девочек не берете, как я понимаю?
Н. Кравченко
― Мы бы взяли, но пока такого приказа нет. Приказа такого нет. Взяли бы и девочек, могли бы и девочек. Потому, что очень много ко мне лично обращаются, и в Омске, и вот только где мы не бываем, почему девочек… Я говорю, есть в Москве пансионат воспитанниц. Пожалуйста, поступайте туда.
А. Дурново
― Но перспективы какие-то есть, там это может что-то в ближайшее время измениться?
Н. Кравченко
― Ну, это все будет зависеть сверху. Как нам дадут команду, это не вопрос.
А. Ермолин
― Это вот Наталья за внучку беспокоится: «Мечтает учиться в кадетском корпусе». Ей 8 лет. Может быть все еще изменится.
Н. Кравченко
― Может быть, да. Еще время есть.
А. Дурново
― А как проходят экзамены к вам?
Н. Кравченко
― Ну, сдают они значит испытания по русскому языку, по математике, по иностранному языку, по физической подготовке, и профессионально (неразборчиво) отбор, психологи работают. Их уже не обманешь, вот хочет учиться, или не хочет учиться. Но бывает, обводят их. И потом создается рейтинг всего этого, и на основе рейтинга мы вот принимаем потом. Кто проходит – 80 человек допустим в 6-й класс, 80 человек первые, кто по рейтингу идет, вот их берем, остальные – увы.
А. Ермолин
― Вы ответили на вопрос Татьяны. Она кстати тоже спрашивает, а нельзя ли рассказать, за что вам дали героя Советского Союза?
Н. Кравченко
― Ну за выполнения интернационального долга в республике Афганистан. Я был 83-85, 345-й парашютно-десантный полк, (неразборчиво). (Неразборчиво) Владимир Александрович там был. До меня он был, и после меня. Я вот в промежутке между этим был там.
А. Ермолин
― А на какой должности?
Н. Кравченко
― Командир роты парашютно-десантного батальона, потом начальник штаба парашютно-десантного батальона первого, самого боевого.
А. Ермолин
― Николай Васильевич, ну вот мы уже так потихонечку к учебной программе подходим, к программе обучения. Ну, по сути дела вы чуть-чуть, на несколько лет помладше Царскосельского лицея? И собственно сейчас когда перечитываешь монографии, связанные вот как раз с этим лицеем, понимаешь, что они не устарели нисколько. То есть, если бы мне сказали по такой программе своих детей учить, я бы две руки поднял бы сразу же. Вот вы как-то изучаете то время, да? Ну, с точки зрения методической. У вас уверен, есть люди, которые занимаются научной деятельностью.
Н. Кравченко
― Есть у нас специальные (неразборчиво).
А. Ермолин
― Что вы из того времени считаете актуальным перенести на современные реалии?
Н. Кравченко
― Ну, было очень сильное нравственное воспитание, духовно-нравственное, очень сильное. Они все ребята были преданы. Вот когда кадетский корпус… Ну, будем говорить пришли красные, сказали, вот сдавайте оружие и так деле там, снимайте пагоны, они все стали на дыбы, то есть они были все против этой власти. То есть, они действительно были преданы своему государству. Именно вот то белое движение было которое, они были действительно своей власти. И это вот именно воспитанием достигается. Не от того, что вот они раньше к чему-то, а именно достигается именно духовно-нравственным воспитанием. Именно державе они были 100% они должны, обязаны жизнью, и могли все что угодно, и выполнить любой приказ. Вот такое было воспитание. (Неразборчиво) естественно и… Ну, будем говорить, там и религиозное было воспитание, будем так говорить, но мы например тоже взяли себе, это практикуется и в армии и у нас. У нас есть свой духовный отец, отец Олег. Вот элемент такой простой расскажу, может быть станется странным, но так было. Вот на прыжки мы выезжали, погоды разные бывают, и уже третий раз у нас уже упор, надо уезжать из лагеря, а мы прыжок не можем совершить. Потому, что требования там и облачность не такая, и ветерок поддувает, для первого прыжка он большеватый. Я говорю отец Олег, ну что? Ну ладно, я сейчас помолюсь. Помолился, ну не знаю как, все стихло, в этот день мы прыгнули.
А. Ермолин
― Договорились, да?
Н. Кравченко
― Да, договорились. Ну, вот и вручение знамени. У нас было вручение знамени, 13 мая день такой был теплый, 25 градусов. Тепло в Омске, все хорошо. А на следующий день бах – дождик накрапывает, думаю ну как? А у нас все мероприятия на улице. Вручение знамени – это великая честь нам, как говорится, и дождик. Он бы все испортил. Концерт у нас на улице, все. Он выступает, когда значит начал выступать, после его выступления смотрю, солнышко появилось, дождик прекратился. И так пока он у нас был, все тихо. Вот и не знаю, может что-то есть такое?
А. Ермолин
― У вас есть прямая линия, да?
Н. Кравченко
― Может быть. Но вот это что-то влияет. Ну он частенько беседует, он сам такой патриот своей родины, и действительно…
А. Ермолин
― Не десантник?
Н. Кравченко
― Не десантник. Ну я говорю: ты будешь прыгать? Вот в этом году я говорю буду, ты будешь? Нет, мне говорит уже и возраст, и вес не позволяет прыгать. А так у меня говорит желание огромное есть. Но он с нами выезжал, все как положено. Так что он очень серьезный человек, и после его выступления действительно какое-то воодушевление. У нас там есть часовня Георгия Победоносца. У нас же 152 георгиевских кавалера, 80 героев Советского Союза, 7 героев России, пять полных кавалеров ордена славы. Вот они все имена эти в той часовенке. И вот ежегодно 6 мая на этой часовне Георгия Победоносца, и мы проводим там молебен прямо на плацу всем корпусом, именно вот в честь этих людей, которые закончили, и которые стали великими. Ну, который сейчас естественно нет, и вот он с нами проводит этот молебен. Ну, и так во всех мероприятиях он везде с нами.
А. Ермолин
― А в других (неразборчиво) детки учатся у вас?
Н. Кравченко
― Есть у нас, да. У нас значит ну, Казахстан рядом, это граница как говорится у нас большая, Омская область граничит с Казахстаном, очень много ребят национальности казахи в Омске. Ну естественно у нас тоже есть в корпусе. Чекан Валиханов, это знаменитый казах-просветитель он, ну великий человек. Вот, как говорится наше общее, мы никак не можем поделить. Они говорят, что это наш казах, а мы говорим, что это наш выпускник, великий человек. Так что на этом фоне мы объединились. У нас тоже есть свой мула, который общается с этими ребятами-мусульманами. Так что мы все веры… Мы интернационалисты, будем так говорить, как это раньше говорили. Так что все веря у нас учатся, и нормально учатся, так что находим общий язык со всеми. Кадетский корпус объединяет нас всех.
А. Ермолин
― А вот с точки зрения содержания образования. Ну понятно, что вы руководствуетесь федеральными стандартами.
Н. Кравченко
― Да.
А. Ермолин
― Ну, может быть у вас есть какой-то фокус, или то, что называется там компонент школы, да? Вот ну мы уже заговорили про Царскосельский например лицей, там не просто была история, а была история, как искусство государственного управления. То есть, готовили государственных мужей, и поэтому фокус был вот именно на это. Вот какой…
А. Дурново
― (Неразборчиво) двух канцлеров российской империи между прочим.
А. Ермолин
― Да, да.
Н. Кравченко
― Ну, из нашего заведения, особенно в прошлом, выходили великие люди. Великие (неразборчиво). Куйбышев, вот вы знаете, что 4 брата Куйбышева учились в нашем кадетском корпусе. Вот они государственные деятели, великие… Тоже Карбышев, тоже это…
А. Ермолин
― Значит они погоны сняли все-таки, да?
Н. Кравченко
― Да, некоторые сняли, да. Патанин, просветители, ученые там были. Поэтому мы тоже, мы как говорится десантный факультет, все это дело понятно, но и как говорится заставлять человека насильно никто не будет идти в десант. У каждого как говорится своя дорога, но основное конечно – это десанты. Но кто-то конечно, и я вам скажу, где-то 75% у нас идут военные учебные заведения. Ну где-то процентов 30 идет в десантное. Ну это только мы начали, второй год перешли в ВДВ, я думаю, потихонечку будем набирать этот самый оборот, больше будет конечно десантная подготовка потому, что только-только начинается, мы осваиваем эту как говорится десантную науку, изучаем историю ВДВ, и так далее. Вот памятник Маргелову мы поставили тоже вот 13 мая у нас такой был юбилей. Прибивка знамени была, и вот поставили памятник.
А. Ермолин
― Дяде Васе, да?
Н. Кравченко
― Маргелову. Я его при жизни-то знал, он был командующий, как раз я в это время служил, это величайший был человек конечно, с уважением, это легенда ВДВ. Он очень много сделал для ВДВ, это и в плане того, что тельняшка, берет – это символ очень такой мощный. Он будучи морским пехотинцем во время Великой отечественной войны, это перенес на десантный, десантники еще стали свой символ иметь. Береты, тельняшки, техника появилась с его появлением очень мощная. Это вот «БНД-1», сейчас вот «БНД-4», мощная техника. Так что с командующим очень-очень много связано, поэтому мы открыли мощный памятник ему. Но компонент какой? Мы танцы так же, ребята у нас танцуют, поют так же как раньше, рисуют так же. Ну, по интересам. У каждого 24 кружка, и каждый кадет выбирает то, что ему по душе. И мы это дело… Кто-то играет на каком-то инструменте, у нас есть преподаватели, которые занимаются с ними. Кто-то занимается робототехникой, есть хорошие преподаватели, которые этим занимается. Кто-то авиамоделированием, и так далее. Ну, то есть кружков достаточно, чтобы найти себе применение.
А. Ермолин: 24
― это очень много.
Н. Кравченко
― Да, 24 кружка, 9 секций спортивных. То есть, они обязательно в какую-то секции, в какой-то кружок ходят.
А. Дурново
― А чем занимаются вот их спортивных дисциплин?
Н. Кравченко
― Ну, спортивные – это игровые виды спорта. Футбол, ну вот хоккей – пока проблема с хоккеем. На хоккей мы ходим, болеем за наш родной «Авангард», а вот Ледовый дворец нам обещают построить, так что у нас все впереди. В волейбол они хорошо играют. Ну, рукопашный бой – это сам Бог велел. Самбо, бокс, вот такие секции, так что мы им ничем… В городе мы стараемся, вот день призывника у нас был в танковом… Автобронетанковый институт у нас в Омске, вот там был день призывника, съехались ребята сов сей области. Ну и наши тоже вроде как под призывной возраст подходят, выступали. Заняли мы первое место, так что в этом плане ребята у нас хорошие, подготовленные.
А. Ермолин
― Там какие-то соревнования проводятся?
Н. Кравченко
― Да, да, да. Вот в этом плане мы стараемся. Ну, и среди Суворовских, кадетских президентских училищ тоже у нас проводятся довузовские соревнования, вот среди довузовских образовательных учебных заведений. Поэтому, мы и там тоже стараемся войти, найти свою нишу. Мы там немножко еще пока, второй год, но уже по спорту мы десятое место из 26 учебных заведений, ну и по учебе где-то так же, подбираемся уже… Так что стараемся где-то быть на уровне, по всем вопросам.
А. Ермолин
― А с точки зрения основных предметов. Вот судя по тому, как вы отбираете, там фокус очень четкий такой. То есть, русский язык и математика. То есть два предмета, которые собственно определяют успеваемость по всем остальным предметам. Такого не бывает, чтобы по русскому и по математике отлично, да? А там были какие-то проблемы. А вот уже когда ребята учатся в училище, вот ну как бы 3 предмета, то же самое русский, литература, которое мышление определяет, математика там, английский язык, как вот в этими предметами? Что выбирают… Кстати говоря, хороший такой тестовый вопрос, когда ЕГЭ сдают. Какие выбирают для сдачи предметы?
Н. Кравченко
― Ну, мы не препятствуем, выбирают всякий, каждый ВУЗ выбирают. Они бывает где-то физика нужна, где-то математика, а где-то просто историю знать, если допустим в какой-то ВУЗ, где не нужна математика. То есть, мы даем возможность. Это они уже как говорится после 9 класса они уже точно определяются, я пойду вот в этот ВУЗ, все. И он уже целенаправленно готовится вот в этот ВУЗ, что да, ему нужно базу такую дать, а именно вот для этого ВУЗа нужно сдать такой-то предмет. Физику там, математику, и так далее. Он именно готовится к этому. Кому-то нужно историю сдать, кому-то нужно химию, кто-то например в медицинскую есть ребята академию поступают, те нажимают на химию, биологию, так что в этом плане мы стараемся им помочь, оказать помощь, чтобы действительно результат ЕГЭ был высокий, чтобы его смогли принять вот в это учебное заведение. Там тоже принимают. Результат есть – приняли, если нет результата, значит извини дорогой, ты не попал к нам.
А. Дурново
― Расскажите пожалуйста о преподавателях, кто преподает у вас?
Н. Кравченко
― Ну, вот вы знаете, воспитатели у нас все в основном офицеры запаса. Ну, где-то процентов 30-40 – это участники боевых каких-то точек. Это Афганистан, Чечня, ну и другие. (Неразборчиво) есть даже ребята, которые принимали там участие. Вот такие. Все ребята как говорится заслуженные, служили очень много, и… То есть, могут рассказать о службе, и показать очень многое. Ну, и преподаватели, кто преподает русский, математику, это все ребята, и девчата будем так говорить – высшей категории. Первой высшей категории. Потому, что здесь у нас в Минобороны оклад хороший, гораздо выше, чем в школах. У нас есть возможность разобрать лучших, хороших преподавателей, которые…
А. Ермолин
― Не ревнует управление образования?
Н. Кравченко
― Нет, они все…
А. Ермолин
― Договариваетесь?
Н. Кравченко
― Ладно говорит… Ну бывает такое, что… Ну, тем не менее. Поэтому мы стараемся и методики не отставать от лучших школ, и от президентских кадетских корпусов другие, там суворовских училищ. У нас методические мероприятия проводятся, и в масштабе военного образования, то есть мы стараемся повысить этот уровень преподавания, проводим и открытые уроки, и ряд других, там методические бои, будем так говорить. То есть, стараемся повысить этот уровень потому, что этот уровень нам нужен для того, чтобы выпускать нормальных кадетов, чтобы они потом соответствовали где-то уже… Куда они пойдут, уже куда выберут свое место в службе, или вообще в жизни, вот это все им пригодится. Даже те ребята, которые ну, будем говорить не поступили, а выбрали гражданскую специальность, они с удовольствием к нам приходят, хорошего о нас мнения, общаемся мы с ними, так что ту закалку, гражданственность и патриотизм им даем будем говорить на всю жизнь, и на все случаи жизни.
А. Ермолин
― Вот Дмитрий Мезенцев, наш постоянный слушатель спрашивает, а как организован культурный досуг? Вот есть ли возможность там за пределами училища…
Н. Кравченко
― Ну конечно, конечно. Ну, у нас в увольнении ребята, которые… Ну, которых родители, они ходят в увольнение.
А. Ермолин
― Часто?
Н. Кравченко
― Ну, суббота, воскресенье. Если…
А. Ермолин
― О, везунчики какие! Суббота, воскресенье.
Н. Кравченко
― Если нет как говорится каких-то хвостов, то… Если есть хвосты, то мы стараемся ограничить. Это действует, они исправляются, уходят в увольнение. Музыкальный театр у нас, значит старая, добрая традиция, там значит «Любина роща» идет, там как раз кадеты принимают участие. «Карбышев», вот эта постановка, там тоже кадеты принимают наши участие.
А. Ермолин
― (Неразборчиво) театральный кружок.
Н. Кравченко
― Да, театральный кружок. У нас своя телестудия есть, сейчас буквально мы год как… Даже не год, несколько месяцев, как мы организовали как раз вот первые прыжки, «На пороге мечты» как раз фильм сняли, он в Казани занял среди вот любительских фильмов первое место. Хороший фильм. Потом значит у нас тоже журналистский кружок есть, «Кадетка» журнал вот у меня есть, я вам потом покажу, привез с собой фильм тоже покажу, который они сняли. Репортаж тоже, вот у нас приезжал замкомандующего Тимергазин, мы интервью у него брали так же, телевидение, все. Так что мы ему отдали его интервью, фотографии. Фотограф есть, который фотографируют кадеты. То есть, все это делают кадеты. Для чего? Им все равно в жизни пригодится. Кто-то будет военным, а кто-то будет военным журналистом, как вот Евгений Петрович Мешков. Закончил Рязанское училище, а стал военным журналистом. Так что может быть, всякое в жизни бывает, так что мы стараемся разносторонне его подготовить. Музей у нас очень огромный, хороший, он народный музей. Туда ходят все жители города Омска, и в основном приходят школы, с удовольствием посещают. Ну, и потом естественно у нас от этого увеличивается только набор. То есть, и кадетское движение, вот совместно с Министерством образования мы проводим кадетские классы, они есть практически в каждой школе, и мы там конкурсы проводим, собираем вот на своем плацу, и там они значит показывают, чего они достигли в строевом, военном отношении.
А. Ермолин
― Это нормальные ребята из кадетских классов?
Н. Кравченко
― Да, нормальные хорошие ребята. Стараются, но мы всех не можем… Если как говорится нам дадут побольше как говорится места построят, еще что-то, тогда я думаю, мы будем больше принимать ребят.
А. Ермолин
― Давайте вот про муштру в хорошем смысле поговорим… Или в любом, как вы хотите. То есть ну все равно военное училище, кадетское, оно предполагает строевую подготовку, воинские уставы.
Н. Кравченко
― Это обязательно. У нас командующие за это спрашивают: ребята, вы на парадах… А мы на парадах участвуем, у нас и 23 февраля, и 9 мая, мы там на парадах, у нас 3 коробки в обязательном порядке ходят, поэтому у нас нарисованы квадраты, и по этим квадратам мы тренируемся до тех пор, пока вот какие-то… И шеренга должна быть, равнение там, и так далее. Ребята с удовольствием занимаются, потому что я сам хожу строевым шагом во время встречи и так далее. Впереди корпуса хожу, я говорю ну я-то хожу, я уже в возрасте хожу, и все офицеры. А почему вы молодые не можете? Поэтому они тоже стараются, получается у них. Ну, младшие конечно у них хуже, вот эти пришли маленькие наши. Вот 7-й класс, конечно тяжеловато им петь, но пищат немножко. Ну, и со временем поправятся. 8-й класс уже лучше, 9-й лучше, ну 11-классники как споют там, вообще. Вот мы поем «Вперед, Россия» всем корпусом, мы когда спели вот на день открытых дверей, женщина стоит, плачет. Говорят: вы чего плачете? А я не ожидала вот такого. Действительно вот Газманова песня «Вперед, Россия», даже она так звучит здорово. А мы все ее это самое… Всем кадетским корпусом эту песню исполняем. У нас гимн есть свой, кадетского корпуса, еще там ряд песен. Десантные песни сейчас мы изучаем, поем. Так что это же здорово. Прошли, все спели замкомандующего посмотрел Тимергазин (неразборчиво) о, молодцы, вы уже десантники что ли? Да, я говорю мы уже вовсю десантные песни.
А. Ермолин
― Времени мало совсем остается, тем более такой вопрос, очень мне кажется интересный и важный. А вот вы чувствуете какие-то… Ну, неформальные отношения. Совсем не обязательно там дедовщина, да? Но всегда во всех кадетских корпусах, пажеских корпусах, всегда были какие-то свои собственные… Там вот Аня пишет например: «Мой папа закончил Суворовское, потом стал врачом. Никогда не пил, не курил, не ругался, а сейчас видела ребят – матерятся». Вот есть какое-то отличие от того формального образа, о котором мы сейчас говорим. От того, от внутренней такой субкультуры. Кстати ничего страшного в том, что матерятся, я не вижу. Потому, что за  ворота выходишь, вообще не хочется материться, поэтому надо с папой поговорить. Есть часть военного языка, которая…
Н. Кравченко
― Стараемся мы этого избегать, но естественно всякое в жизни бывает. Но в общем учим культуре, и действительно ребята культурные становятся. Видимо потому, что мы стараемся как-то показать, что да… Ну с матом – это естественно, это нельзя сквернословить, это Бог покарает, будем так говорить. Не красиво, и так далее. То есть, русский язык очень богат, поэтом я думаю, что не стоит переходить на какой-то другой язык, и мы этому их учим, стараемся. И поэтому… Ну, может быть где-то и проскочит, но это очень и очень редко.
А. Ермолин
― Кстати ученые проводили исследование, какой язык больше всего в бою подходит на примере летчиков, да? Оказалось, что японский, мы где-то на 11-м месте. А потом оказалось, что на первом. Потому, что в бою летчики переходят на более короткий язык.
Н. Кравченко
― Да, это точно. Ну было, так (неразборчиво) был Василий Васильевич, он начинает кричать ну по станции. А я слышу, он идет, он чуть метров 200 там ниже меня, я впереди иду, он… Я слышу его разговорный язык такой, переходил на более понятный, как вы говорите, и все было понятно, и сразу все понятно, никаких вопросов. Вперед, и все.
А. Дурново
― Пора нам прощаться к сожалению, спасибо большое нашему гостю, Николаю Васильевичу Кравченко, начальнику Омского кадетского военного корпуса, герою Советского Союза. Мы говорили об особенностях военно-патриотического воспитания среди кадетов Омского кадетского военного корпуса. Спасибо Николай Васильевич, и мы с Анатолием Ермолиным до следующей субботы прощаемся.
Tags: 2016, Интервью, Омский кадетский корпус, Персоналии
Subscribe

Posts from This Journal “Омский кадетский корпус” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment