stariy_voin (stariy_voin) wrote,
stariy_voin
stariy_voin

...и все было понятно, и сразу все понятно, никаких вопросов. Вперед, и всё. (Часть 1)

Особенности патриотического воспитания кадетов Омского кадетского корпуса ВДВ
Радио "Эхо Москвы"
Передача "Военный совет"
Время выхода в эфир: 21 МАЯ 2016, 12:05
в гостях:
Николай Кравченко
полковник, начальник Омского кадетского корпуса ВДВ, герой советского союза
ведущие:
Анатолий Ермолин, Алексей Дурново

На фото: Николай Васильевич Кравченко, начальник Омского кадетского военного корпуса.

А. Дурново
― Именно так, «Военный совет», 12 часов и 07 минут в Москве, Анатолий Ермолин, Алексей Дурново, с большим удовольствием представляем нашего гостя Николай Васильевич Кравченко, начальник Омского кадетского корпуса, герой Советского Союза. Николай Васильевич, добрый день.
Н. Кравченко
― Добрый день.
А. Дурново
― Будем говорить сегодня об особенностях военно-патриотического воспитания среди кадетов Омского кадетского военного корпуса, а я скажу, что если у вас есть вопросы, то присылайте их пожалуйста на СМС номер +7-985-970-45-45.ю и еще можете воспользоваться твиттером, где работает аккаунт @vyzvon.
А. Ермолин
― Николай Васильевич, не каждому удается руководить учебным заведением, которому 200 лет. Расскажите пожалуйста вот про историю Омского кадетского корпуса, чем она уникальна?
Н. Кравченко
― Вы знаете, история действительно уникальна. Это… Ну, наверное она связана с историей нашей страны, будем так говорить. Потому, что 200 лет – это очень большая дата. Вот в этом году нашему городу исполняется 300 лет. Нашему городу Омску исполняется 300 лет, а нашему учебному заведению вот 14 мая была 203-я годовщина. Так что вы представляете, что эта история очень-очень… Сколько поколений пришло людей, и вот на протяжении будем говорить… Начало это было заложено в 1813 году, когда это… После будем говорить наполеоновской войны, когда мы победили Наполеона, будем так говорить. И по инициативе фронтовиков 1812 года, все части до этого были выведены до войны, и там не было регулярных частей. И вот там была пограничная линия, которую охраняли Казаки. И вот Григорий Иванович Глазинап, который был на Кавказе, успешно кстати воевал, генерал-лейтенант Глазинап, успешно воевал. Прибыл, и увидел там действительно разруху. Что казаки в этих своих подразделениях ходили там в халатах, и так далее. И вот все это надо было как-то приводить в чувство их, и нужны были кадры офицерские. Где их взять? Училищ никаких там и не было. И вот если… Будем так говорить, что это первое учебное заведение вообще наверное в Сибири, и наверное за Уралом было первое, где… И сначала оно существовало на пожертвования, на местные дворяне, местные казаки вот которые там… Они вот это училище обеспечивали. Но через некоторое время, ну времени конечно достаточно прошло, там построили казачью канцелярию, это в 1826 была построена казачья канцелярия. И вот эту казачью канцелярию отдали именно вот этому кадетскому корпусу, который рождался. И все вот потихонечку, сначала выпускали унтер-офицеров, а потом уже они выпускали офицеров. Так же было 7-летнее обучение, вот как теперешние суворовские и кадетские корпуса, президентские училища, и вот это было такое вот учебное заведение с такой великой историей, и действительно вот говорят про Суворовские училища, что вроде бы они старше, но на самом деле вот наши училища – это такое будем говорить заслуженное, поэтому мы как говорится оттуда, из той эпохи.
А. Дурново
― Ну, давайте тогда поговорим о том, чем отличается ваше училище от Суворовских училищ?
Н. Кравченко
― Ну, практически сейчас в данный момент ничем абсолютно, мы занимаемся по тем же программам, соответствуем тем же приказам, министру обороны соответствуем… Вот в одной системе военного образования находится, практически мы ничем не отличаемся, ну может быть материальной базой немножко, ну а главное конечно отличаемся историей. То, что они начали свою историю где-то в 43-м году, когда действительно было такое решение, много было детей, нужно было их собрать обездоленных, именно в какие-то учебные заведения учить, только после этого в Суворовские училища. Но они прототип создания этих кадетских корпусов потому, что посмотрели историю. А как это было раньше? И даже некоторые преподаватели Суворовских училищ были вот из тех заведений. Поэтому Суворовские училища – это прототип Кадетских корпусов. Но сейчас разница я вам скажу, что абсолютно никакой нет. Мы так же все программы у нас, абсолютно одинаковые.
А. Ермолин
― А в Советское время на вашей базе Суворовское училище существовало?
Н. Кравченко
― Нет, в Советское время было общевойсковое училище. Значит это было так, что кадетский корпус… В 19-м году, когда Колчак уходил, Красная армия подходила близко-близко к конусу, нужно было эвакуировать эти части, и Кадетский корпус был эвакуирован на русский остров. И вот он на Русском острове продолжал свою учебную деятельность до 22-го года, 1922 года. Потом опять…
А. Дурново
― (Неразборчиво).
Н. Кравченко
― Во Владивостоке, на Русском острове. И потом, когда уже подошла Красная армия, пришлось эвакуировать дальше в Шанхай, и из Шанхая в Югославию. И в 25-м году закончил свое существование кадетский корпус. На базе на этой в 19-м году были как раз вот эти первые курсы красных командиров, ну и потом общевойсковое училище, которое тоже с очень большими традициями были. Огромные традиции в этом учебном заведении. Дважды краснознаменный, имени Михаила Васильевича Фрунзе.
А. Ермолин
― А когда был перезапуск, вот когда снова появился кадетский корпус?
Н. Кравченко
― А перезапуск был значит в 99-м году, я как раз это училище общевойсковое… Ну, я был начальником училища в то время общевойскового полгода. Как раз начальник училища Николай Тимофеевич Фатеев пошел на заслуженный отдых, пенсия у него, на свою пенсию вот пришел приказ расформировать. Я расформировал это, расформировывал, в марте это было. Мы раздали курсантов в новосибирское, Челябинское училище. То есть по другим училищам, чтобы они там заканчивали образование. А нам сказали все, здесь что-то должно быть, но никто не знал что. Но инициатива здесь конечно и губернатора, и значит все оставшиеся офицеры которые не ушли, и патриоты этого училища остались и решили, чтобы на этой базе был типа чего-то Суворовского училища, кадетский корпус.
А. Ермолин
― А как это случилось, что он стал десантным по сути дела?
Н. Кравченко
― А вот он стал десантным, это уже вторая история. Я… Будем так говорить, два раза в воду не заходят, а я уже трижды зашел в это учебное заведение. Первый раз замначальника училища был общевойскового 7 лет.
А. Ермолин
― Ну вы десантник, да?
Н. Кравченко
― Десантник, да. Я 22 года прослужил в ВДВ, закончил Рязанское воздушно-десантное училище, чем и горжусь. Это великое училище десантное, сейчас оно действительно стало огромным, красивым, и так далее. Поэтому как оно стало десантным, это действительно… Вот это уже третий раз когда я пришел, и… Ну конечно кадеты прежде всего меня попросили: Николай Васильевич, вы десантник. Вот мы видели, как десантники прыгают, вот по телевизору. Это видимо Ульяновское было десантное показывали, (неразборчиво) десантное у нас. Ну, а мы занимались, у нас база полевая (неразборчиво) учебном центре ВДВ. Они видели, как прыгают десантники, как занимаются на этой полевой базе. Но они не прыгали, и не занимались на этой базе, но мы стреляли, на полигонах на этих занимались, поэтому просьба была, это прежде всего для детей было сделано. Но решить конечно это было сложно, как оно вдруг станет десантным. Но я обратился к командующему ВДВ, командующий говорит давай думай, будем решать. Ну и потом как мне выяснилось, благодаря министру обороны, все-таки он пошел нам навстречу, хотя перед этим некоторые люди сказали, что никогда это учебное заведение не будет десантным. Оно будет, но десантным не будет.
А. Ермолин
― Это сухопутчики такую позицию вам составили?
Н. Кравченко
― Да, сказали, что никогда в жизни. Но оно стало десантным, конечно благодарны очень. Прежде всего конечно министру обороны, командующему ВДВ, это спасибо им огромное, это наверное от всего личного состава. Ну, даже некоторые у нас… Ну, те, кто сейчас работают, как-то с неохотой отнеслись, а потом когда вот через 2 года они все-таки гордые носят форму десантную, и говорят, что Николай Васильевич, как здорово все-таки, что мы стали десантниками. Так что вот в прошлом году мы впервые совершили прыжки, наши кадеты прыгали, 69 человек совершили прыжки, это 6 офицеров прыгнуло, 75 человек вот в прошлом году, мы как говорится впервые у нас было, мы совершили парашютные прыжки. То есть стали реально десантниками.
А. Ермолин
― А сколько прыжков ребята делают?
Н. Кравченко
― Ну, пока один, нам надо…
А. Дурново
― А потом?
Н. Кравченко
― А потом уже ребята… У нас основная эта направленность на воздушно-десантное Рязанское училище, они идут в Рязанское училище, там продолжают, но идут некоторые в танковое, там есть десантный факультет, тоже совершают прыжки. Идут допустим у Новосибирское, тоже в Тюменское, там тоже есть инженерный факультет десантный, так что мы пропитаны этим духом. Единственное, вот пока такая вот… Не знаю, об этом можно говорить, нельзя, но хотелось бы, чтобы они в беретах были, и в тельняшках. Это они просят давно, но надо это говорят заслужить еще. Поэтому нам надо заслужить это.
А. Дурново
― А в каком возрасте первый прыжок?
Н. Кравченко
― Вот первый прыжок у нас десятиклассники. Это ребята серьезные, это 17 лет где-то им, 16-17 лет. Они уже достаточно… Они предварительно изучают материальную часть, историю ВДВ, все. А, вот именно выходя в полевой лагерь, они конкретно уже занимаются укладкой парашютов, готовятся к прыжку, выполняют все мероприятия, которые необходимы десантнику, и совершают прыжки. Вот в прошлом году они чудесно все это делали.
А. Ермолин
― На чем прыгают?
Н. Кравченко
― На «Д-10».
А. Ермолин
― На «Д-10»?
Н. Кравченко
― Да, с «АН-2», самолет «АН-2», так что… И прыгали – ни одной травмы, все. Вот я не знаю, как… Тьфу, тьфу, тьфу, постучать надо, но молодцы! Такие довольные, потом им вручили значки парашютные перворазники, береты вручили.
А. Ермолин
― (Неразборчиво) как говорят.
Н. Кравченко
― Береты вручили, тельняшки вручили. Это было столько радости, и все на них с завистью так смотрели, что да, десантник. Но я говорю все, одевайте, но говоря пока в лагере, пока нам еще не разрешили. Как разрешат, значит будем носить. А это желание огромное у нас, и Ульяновского училища тоже десантного. Поэтому мы хотим, чтобы конечно (неразборчиво) была у ребят.
А. Ермолин
― Два кадетских корпуса, да? Ориентированы?
Н. Кравченко
― Суворовское училище Ульяновское, но ориентировано оно… ВДВ, и вот планируются в Туле создать так же десантное суворовской училище, ну и в Пскове, они кстати к нам приезжали…
А. Ермолин
― По месту базирования, что называется.
Н. Кравченко
― Да, по месту базирования. К нам приезжали, смотрели, им понравилась наша история, база наша понравилась, говорят молодцы, все, мы хотим такими же быть, как и вы.
А. Ермолин
― А вот все-таки по статусу вот тоже Ульяновское суворовское училище, у вас кадетский корпус. Ну, как-то не совсем синонимы получаются, да? Есть какой-то вот… Ну я не знаю, там определенный статус, по которому там может нормы довольствия там не те, или форму одежды например разрешают, не разрешают.
Н. Кравченко
― Ну у нас одинаковая форма одежды.
А. Ермолин
― Одинаковая?
Н. Кравченко
― Вот с прошлого года ввели нам новую форму одежды, она красивая, прекрасная такая. Ну, видимо к старой вернулись, красивая очень форма. Вот на сборах мы были в Санкт-Петербурге, и замминистра обороны нам показывал эту форму, мы согласились. Да, форма очень хорошая, вот сейчас 4 формы одежды, это парадная форма одежды, красивая такая. Повседневная, вот такая офисная как у меня, но только красная. С красными погонами, вот черный (неразборчиво).
А. Ермолин
― (Неразборчиво) что это офисная форма такая.
Н. Кравченко
― И значит у них еще полевая форма, они в полевой форме в лагере занимаются, и спортивная форма, они вот на спортивных занятиях в этой спортивной форме. Так что у них формы одежды.
А. Ермолин
― Вспомнил, офисная – это повседневная.
Н. Кравченко
― Да.
А. Ермолин
― По уставу называется.
Н. Кравченко
― Ну питание у нас так же, как и везде, пятиразовое питание, все идет строго по уставу, сколько положено.
А. Дурново
― Нас уже спрашивают слушатели: вы принимаете только жителей области? Вообще как к вам поступить?
Н. Кравченко
― Нет, из всех регионов абсолютно. У нас сейчас 31 регион в нашем учебном заведении обучается, со всей России мы принимаем, всех ребят. У нас сайт есть свой, можно выйти на сайт, посмотреть, там все условия есть. Ну и желательно быстрее присылать документы. Потому, что время идет, у нас сейчас уже много документов подано, так что быстрее документы, чтобы мы посмотрели, включили в список, и после того, как они войдут в список, тогда могут уже они приезжать на сдачу экзамена. Ну, предварительно наша смотрит комиссия приемная соответствие этих документов, нормы медицинские проверяют: как, мы готовы, не готовы. Мы берем по высшему, потому, что нам совершать прыжки, поэтому они должны быть готовы по состоянию здоровья, поэтому группа здоровья первая должна быть.
А. Ермолин
― А ребята через военкомат к вам тоже, или…
Н. Кравченко
― Нет, напрямую.
А. Ермолин
― Напрямую?
Н. Кравченко
― Напрямую, да. Документы высылают нам, мы смотрим эти документы, и говорим добро, включаем в этот список. Или принимаем документы, или мотивируем отказ, в чем именно документы не оформлены, не подходят, допустим по какому-нибудь параметру.
А. Ермолин
― И когда, вот вы сказали, что надо побыстрее, в когда вот крайний срок?
Н. Кравченко
― Мы… Уже в июне у нас уже… Надо будет это дело где-то до 15 июня закончить, потому что с 1 июля у нас уже начинаются приемные экзамены.
А. Дурново
― А с 1 сентября занятия, с так понимаю.
Н. Кравченко
― 1 сентября. Даже не 1 сентября, а мы их немножко раньше вызываем для того, чтобы форм им примерить одеть. Чтобы они немножко почувствовали, подготовить. Потому, что у нас 1 сентября – это торжественная линейка, это построение, и так далее. Они должны стоять уже уметь в строю, какие-то выполнять строевые приемы, поэтому за неделю до 1 сентября мы их принимаем, переодеваем, приводим в чувства, ну и затем праздник у них 1 сентября.
А. Ермолин
― Курс молодого кадета, да? Что-то такое.
Н. Кравченко
― Да, у нас раньше, вот в первом кадетском корпусе когда мы были, у нас… Принимали мы в лагерях все это дело. Ну, как вот сейчас в училищах все это делают. В лагерях, там месяц сборов было, ну сейчас мы как-то сделали послабление в этом плане, ну и вот недельки нам хватает, чтобы немножко их привести. Ну, а так в течение года они потихонечку входят в норму.
А. Ермолин
― Большой конкурс?
Н. Кравченко
― Конкурс? Вот в прошлом году было 6 по личным делам, и 5 уже вот именно реально. Вот мы в прошлом году седьмой, восьмой набирали. А в этом году мы шестой, седьмой. Мы переходим с трехлетки, у нас была трехлетка: девятый, десятый, одиннадцатый, а мы переходим сейчас на семилетнее обучение.
А. Ермолин
― С пятого класса?
Н. Кравченко
― Да, с пятого класса. Вот в этом году мы шестой, седьмой, а на следующий уже пятый, шестой будем принимать. Так что мы полностью выходим на семилетнее обучение.
А. Ермолин
― А вот сколько человек на место претендует?
Н. Кравченко
― Ну, вот где-то я говорю, 6 человек.
А. Ермолин
― 6 человек по личным делам, да?
А. Дурново
― Это иного или мало?
Н. Кравченко
― Ну это много, достаточно много. Потому, что после того, как у нас прошли экзамены, не все поступили, было столько жалоб. Ну, начиная там в приемную командующего, в приемную министра, вплоть до президента. Почему мой сын не поступил? Ну там конкурс, поэтому здесь от нас ничего не зависит. Рейтинг выстраивается, и вот (неразборчиво) по рейтингу. Кто попал, 160 человек мы должны принять, не более. Поэтому вот такая ситуация.
А. Дурново
― А я правильно понимаю, что вот можно к вам попасть только вот теперь в пятый, шестой… Вот если человеку скажем уже, там вот он 9-й заканчивает. У него есть какая-то возможность к вам поступить сразу в 10-й? Или…
Н. Кравченко
― Ну, это только с разрешения Минобороны. Если такое желание, и министр обороны нам разрешит, то только с разрешения Минобороны. Если такое будет разрешение, мы принимаем его, экзамены, все как положено, и посылаем документы в Минобороны, и приходит приказ на его зачисление. Только таким образом.
А. Ермолин
― А вот есть какие-то льготы там для семей погибших, там может быть для… Если есть династия например. При прочих равных условиях у таких ребят есть какие-то преимущества?
Н. Кравченко
― Ну вы знаете, как? Сейчас новый закон в образовании, все в одинаковые условия поставлены. Но если будем говорить два абитуриента, или два те, кто сдает кандидата, у них одинаковое количество баллов набрано, то мы предпочтение отдаем вот тем: сироты ребята, которые дети военнослужащих там, и так далее. Мы им отдаем предпочтение. А так у нас приоритета нет, все в одинаковых условиях.
А. Ермолин
― А так вот какая категория ребят? Социальная категория, вот чьих будут те ребята, которые (неразборчиво).
Н. Кравченко
― Ну, где-то процентов 20 семей военнослужащих. Потому, что действительно эти ребята идут осознанно, они уже побывали в гарнизонах вместе с родителями, посмотрели, как это все. Это вот где-то 20%. Но остальные вот это ребята из сел очень много, ну горожан тоже много. Ребят, которые хотят видеть. Тем более, сейчас мы десантниками стали, все это престижно очень. ВДВ – это у нас… Вообще Россия – это действительно, это элита вооруженных сил. Поэтому конечно пацаны хотят одеть голубой берет, тельняшку, и соответствовать настоящей элите вооруженных сил. Поэтому у ребят глаза горят во всяком случае.
А. Дурново
― А из детских домов приходят к вам?
Н. Кравченко
― Да, из детских домов тоже ребята приходят, у них попечители есть свои, из детских домов приходят ребята. Учатся, некоторые нормально учатся. Вот у нас два братья Рейкены, вот у них родителей нет. Старший и младший брат, они учатся нормально. Слабенькие конечно, но ничего, тянутся. Мы их поддерживаем, так что ребята молодцы.
А. Ермолин
― А есть какая-то квота, ну скажем… Ну не секрет, что после войны в общем-то для обездоленных создавали. И во время войны для обездоленных И собственно в свое время там не очень далеко от вас Лебедь в свое время там в Красноярском крае…
Н. Кравченко
― Он там создал 6 корпусов.
А. Дурново
― Да, да, да. Ну и понятна была задача. То есть, это вот вытягивать ребят с улицы, там если в семьях не благополучно. Вот сейчас все-таки среди вашего контингента таких ребят больше, или… Была ведь и другая, есть сейчас и другая тенденция, да? Когда ну, достаточно обеспеченные семьи понимают, что угроз на улице много, и они стараются ребят вот не просто в школу отдать, а отдать в военное училище, в кадетские корпуса. Вот какое соотношение скажем у вас? Считали вы?
Н. Кравченко
― Ну, вот есть и те, и другие, будем так говорить. Потому, что да, действительно от улицы надо беречь людей, потому, что здесь…. Ну, очень много вредного, которое… Ну, у нас например ничего такого нет потому, что не положено. Будем говорить не курят, не употребляют там различные напитки, и так далее, это строго настрого запрещено. Здоровый образ жизни. Ты должен показать во-первых знание, ну и второе – это сила должна быть. Что ты должен где-то в каком-то виде спорта показать свои достижения. Что ты да, соответствуешь чему-либо. Поэтому они все стараются показать, действительно в чем же гордость мужчины? В силе? Иногда нет. Не в том, что сколько он может выпить там, сколько он может сигарет выкурить, а реально показать девчонке, что он сильный и здоровый парень, который в состоянии постоять на нее, и так далее. Поэтому я думаю, что в этом сила.


Продолжение интервью тут:
Tags: 2016, Интервью, Омский кадетский корпус, Персоналии
Subscribe

Posts from This Journal “Омский кадетский корпус” Tag

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment